Авторские колонки
04.08.2015, 05:40
 2022  

Надежда семьи. Олег Горячев: взлеты и падения

Думаю, в этом случае любимая многими «генетическая» пословица не права: не всегда и не во всем природа «отдыхает» на детях гениев. Не реже срабатывает и народная мудрость: «Яблоко от яблоньки недалеко падает». Например, Горячев - младший, Олег Юрьевич, человек, несомненно, очень способный, с огромным хозяйственным и политическим опытом вполне соответствует обеим поговоркам. И природа на нем не слишком сильно отдохнула, и от отца он все-таки кое-что взял. Несмотря ни на что Олег был надеждой всей семьи, считалось, что именно он продолжит дело отца. Но не вышло.

Пожалуй, звездным часом Горячева - младшего были выборы в Законодательное Собрание Ульяновской области и в Государственную Думу РФ, состоявшиеся в 1999 году. То были яркие, мощные, внушительные победы, одним из главных организаторов которых он был. Но уже через год последовало сокрушительное поражение его отца, правящей семьи, команды, приверженцев, прихлебателей. Устои режима, так долго укреплявшиеся рухнули. И одним из главных авторов этого фиаско был Олег Юрьевич и люди, которым он ошибочно доверился.

Начало начал

Его биография заставляет уважительно приподнять шляпу. Мог, имея такого батьку, учиться в Москве в престижном вузе, а закончил Ульяновский сельскохозяйственный институт. Папа был ветеринаром, пока не ушел на комсомольскую работу, сын стал агрономом. Мог устроиться на тепленькое местечко в городе, а поехал в село. Мог не пойти в армию. Хотя в то время (а теперь эти нормы возвращаются) для карьеры в государственных и силовых структурах желательно было выполнить почетную обязанность гражданина - защищать Родину.

Олегу Юрьевичу это не пригодилось, на госслужбе он так и не побывал, в комсомоле или в КПСС не работал. Хотя год, проведенный в Вооруженных Силах, несомненно, дал ему многое. Авторитет парня, уважение к нему лично, а не только из-за отца, выросли. Хотя, впрочем, Горячев - старший в то время был не первым и даже не пятым человеком в области, а одним из 24 первых секретарей райкомов КПСС, руководил уже второе десятилетие Ульяновским районом. Местную партийно-хозяйственную элиту в то время жестко прессовал политик федерального масштаба Геннадий Колбин, давший третий за столетие мощный импульс экономического и социально-культурного развития региона.

Во всяком случае, сын будущего губернатора благополучно прошел армейскую школу жизни, и вернулся на прежнее место работы, став в свои юные годы уже главным агрономом.

Академик не указ. У меня свое мнение!

Впервые я увидел Олега Горячева в Доме Советов, там располагался ряд подразделений «Народной газеты» (где я работал завотделом информации) и, помимо Минфина и других организаций, штаб-квартира Крестьянского союза Ульяновской области. Им руководил сын губернатора, успевший к тому времени пять лет отработать в Старомайнском районе на хлопотной должности директора совхоза. Затем, когда рухнул Советский Союз, а с ним и социалистическая система экономики, Горячев - младший создал крестьянское хозяйство, влившись в нарождающийся класс российских фермеров.

Я заглядывал в офис его организации за свежими новостями о сельском хозяйстве, и чтобы поговорить c по-крестьянски очень мудрым и рассудительным Владимиром Гаврютиным о проблемах агропрома и деревенской жизни 90-х годов. Видел там не раз и стремительного, порывистого и сосредоточенного, внешне немного хмурого Олега Юрьевича. Однажды услышал, как он рассуждает о сельском хозяйстве, фермерстве и прочих сопутствующих проблемах в безапелляционных резких выражениях, высказывая мысли, совершенно противоположные взглядам лидера фермерского движения профессора Владимира Башмачникова (ныне почетный президент Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России), которого сам же вроде бы пригласил провести в Ульяновске всероссийский крестьянский форум.

На мой застенчивый вопрос, как же так, Олег Горячев резко, глядя куда-то в сторону, ответил, что у него есть свое мнение и Башмачников в данном случае ему не указ, он не обязан думать, как он.

Продолжать дискуссию не стал, не было смысла, да и к тому же я не специалист в аграрном производстве. Но заметил со стороны резкость высказываний младшего Горячева, в тоне последней и окончательной инстанции, а во всем его поведении тогда сквозили, как мне показалось, излишняя уверенность и заметное невооруженным глазом высокое мнение о себе, а также избалованность, почти неизбежная у детей высокопоставленных родителей. Все это сочеталось с некоторой культурной неотесанностью и немудрено, ведь парень много лет провел не в европейских столицах, а в деревне со всеми ее плюсами и минусами. Все эти черты с годами лишь усиливались, создавая контраст с несомненными достоинствами Олега Юрьевича.

Фанат

Через какое-то время ко мне в редакцию забежал знаменитый хоккеист, заслуженный тренер СССР Сергей Эдукарьянц. Я писал о нем когда-то статью на первую полосу «Народной газеты» - «Легенда ульяновского хоккея». Поговорить с ним на этот раз не удалось, он страшно торопился, в клуб «Волга» пришло новое руководство, и он должен был сегодня же срочно, чуть ли не через час, передать все дела. Я невольно подумал, что за безумная спешка, кто его так торопит? Могли бы проявить больше уважения к очень немолодому и, видимо, нездоровому человеку. А его заставляют прыжками носиться по городу. Но уж такое нетерпеливое начальство пришло к кормилу правления. Видимо, стремились скорее спасать клуб, рухнувший в другую лигу (Эдукарьянц начал сильно болеть и буквально через несколько лет уже не узнавал меня, и не мог внятно отвечать на вопросы. Я собирался сделать о нем большую статью по просьбе Горячева - младшего, говорившего о нем уважительно. Вскоре мне сообщили, что этого замечательного спортсмена и человека больше нет).

Так я узнал, что Олег Горячев только что стал президентом хоккейного клуба «Волга», а знаменитый игрок союзного и международного уровня, одна из ярких звезд самой славной эпохи в истории русского хоккея Анатолий Рушкин - главным тренером. Фанат бенди Горячев - младший энергично взялся за дело, наладил финансирование и управление, отовсюду подтянул лучшие кадры, в том числе основных игроков, на которых держалась перспективная димитровградская команда, тогда уверенно поднимавшаяся и, как считали эксперты, начинавшая соперничать с ульяновской.

И результат не заставил себя долго ждать. Сначала «Волга» выиграла первенство в лиге и вернулась в элиту российского хоккея с мячом. А затем провела блестящий сезон и стала призером отечественного чемпионата.

Во всех успехах ульяновской команды второй половины 90-х годов несомненная заслуга ее президента Олега Горячева и активно помогавшего ему отца-губернатора. А как политик и депутат Законодательного Собрания области он хоккейными успехами региона поднял собственный авторитет и завоевал определенное признание местных болельщиков, что было совсем не просто в нашем городе, где традиционно, несмотря ни на что, бенди - спорт номер один.

Когда Олег Юрьевич возглавил клуб, хоккеисты стали едва ли не ежедневными посетителями его офиса в Доме Советов. Порой подолгу сидели в приемной всей командой в ожидании, когда примет шеф. А у Анатолия Рушкина вскоре вошло в привычку начинать день с кабинета младшего Горячева, особенно во времена АО «Продовольствие». Как бы рано я ни появлялся там, у Олега Юрьевича уже сидел за столом Рушкин с чашкой горячего чая или кофе. Как и его отец, сын губернатора приезжал на работу спозаранку. Опережал я его только по пятницам, когда привозил в 5.30 из типографии свежий номер газеты.

Интересом и любовью к хоккею с мячом постепенно проникалось все окружение и все сотрудники предприятия Горячева - младшего. В день очередной игры «Волги» на территории ОАО «Продовольствие» всегда царила особая атмосфера. «Сегодня хоккей», - заговорщически шептали друг другу все, от охраны до бухгалтеров, водителей и секретарш. На стадионе встречалась большая часть правящей элиты региона.

Однажды уже на закате эпохи Горячева на важный домашний матч «Волги» заглянул не считавшийся фанатом замгубернатора Юрий Рогов, курировавший торговлю. Видимо, посчитал, что в такой ответственный момент надо быть с коллегами. Холод был жуткий, игра напряженной, Рогову по распоряжению младшего Горячева налили стакан водки. К одобрению окружающих он его, пробормотав несколько слов, мгновенно опорожнил, и тут ульяновцы, у которых до того момента игра не шла, забили долгожданный гол. Уловив тенденцию, Олег Юрьевич приказал налить мало пьющему в сравнении с другими высокопоставленными товарищами, асами этого дела, еще стакан. Рогов провозгласил тост и выпил. Хозяева опять отличились. Оживились трибуны. Повеселел, согревшись, и замгубернатора. Окружающие провозгласили его талисманом, заявив, что нашли верную примету и ключ к победе. Надо, чтобы Юрий Рогов был на стадионе во время матчей и пил водку. Эта тенденция, однако, не закрепилась по-настоящему, потому что Горячев вскоре проиграл выборы, уступив Шаманову.

Стратегия клана

В отличие от губернатора, который ненавязчиво, но постоянно присутствовал в информационном поле, не ради пиара даже, а в силу своей вовлеченности во все экономические и социальные процессы края, Горячев - младший больше держался в тени, такая была стратегия клана, нацеленная на его постепенный устойчивый рост в политике и во власти через экономику и депутатскую работу.

Юрий Фролович доверял сыну Олегу все более важные и значимые дела, делая ставку на него, как политического наследника. Другой сын, Сергей, работал в УВД и властных амбиций, как и какого-либо вкуса к политической деятельности не проявлял.

Мало того, дальновидный губернатор с каждым годом все больше возил с собой по районам и предприятиям уже внука, Сергея, которого за роскошную шевелюру окружающие и охрана заочно звали просто «Рыжий». Машину, в которой ехал глава администрации области Горячев по дорогам края, узнавали издалека по огненным волосам его внука, сидевшего рядом с дедом.

И, видимо, не зря глава администрации области возил с собой внука. Парень подрос, получил образование, обзавелся иномаркой и стал уже при Сергее Морозове незамедлительно делать карьеру в правительстве Ульяновской области, в здании, безраздельным хозяином которого так долго был его дедушка. Дослужился до хорошей должности и, возможно, вот-вот возглавит район, а это уже движение по проторенной семейной дорожке. Как мы помним, головокружительная карьера Юрия Фроловича в исполнительной власти, после высоких постов в комсомоле, тоже начиналась с поста руководителя района.

Все лучшие за «Продовольствием»

Но вернемся к папе горячевского внука. Уже в газете «Град Симбирск», где в 90-е годы я также заведовал информационным отделом, а попутно занимался расследованиями, экономикой и политикой, однажды пасмурным днем появился, по привычке зайдя на огонек, замечательный журналист Юрий Калюков (ныне, к сожалению, уже покойный) и стал иронично, порой с сарказмом и даже иногда с издевкой рассказывать о выступлении губернатора, посвященном созданию АО «Продовольствие».

Цель благородная - обеспечить по низким ценам снабжение бюджетных учреждений продуктами. Но опытного журналиста возмутило, что возглавил предприятие сын главы администрации, все тот же Олег Юрьевич. Воспитанный в советское время Калюков усмотрел в этом семейственность, клановость и деспотизм, с учетом еще и депутатства Горячева - младшего в региональном парламенте.

«Ведь о чем он говорит, губернатор, - кипятился Юрий Константинович, - соберем 30 лучших сельхозпредприятий в одно акционерное общество, будем им всемерно помогать, пусть развиваются, растут и обеспечивают школы, больницы и другие бюджетные учреждения качественными продуктами питания». «Это, конечно, хорошо, соберем всю элиту, все богатые, самостоятельные, крепко стоящие на ногах объединятся», - продолжал Калюков, - «А остальные предприятия куда, сотни хозяйств, тысячи людей, бросим на произвол судьбы, пусть сами выкарабкиваются, а утонут, не велика потеря?». Калюков тогда заставил многих призадуматься. И до сих пор у этой темы нет однозначного толкования. Хотя ситуация окончательно прояснилась в начале января 2001 года, но об этом позже.

Одни считали и думают до сих пор, что АО «Продовольствие», используя возможности во власти, выкручивало руки, заставляя бюджетные учреждения заключать с ним договор на поставку продуктов, а попутно жестко устраняло конкурентов, став монополистом. Другие убеждены, что дело было полезное - школы и больницы обеспечивались стабильно и по низким ценам. Истина, наверное, как обычно, где-то посредине.

Во всяком случае, Олег Горячев с размахом поставил дело, быстро создав серьезную агропромышленную компанию, правда, на базе крепких и сильных хозяйств. Проявил себя неплохим организатором. Предприятие, как помнят старожилы, разместилось за глухим забором и массивными воротами на улице Кирова, напротив Южного рынка. В рабочей столовой можно было вполне прилично пообедать за сущие копейки (первое, второе, компот или чай вместе стоили меньше рубля).

Там же был вход в гораздо более привилегированное помещение, где вкушали совсем другую пищу друзья семьи и особо важные персоны. Частенько появлялись высокопоставленные чиновники рангом не ниже заместителя губернатора, либо представитель президента, позже главный федеральный инспектор по Ульяновской области Валерий Сычев (безвременно ушедший из жизни).

Однажды мы с Олегом Юрьевичем собрали большую группу депутатов ЗСО, едва ли не всех, и привезли в АО «Продовольствие». Где была для них и экскурсия. В том числе показали колбасный цех и любимых собак гендиректора, которых он лично, если не был в отъезде, ежедневно навещал. Состоялось и дружеское прощальное застолье старого состава законодателей, слагавших свои полномочия. Впереди были новые выборы.

«Дед» не давал развернуться»

Конечно, это не был бизнес в чистом виде. У ОАО «Продовольствие» изначально социальная направленность, продиктованная губернатором Горячевым, строившим в псевдорыночной ельцинской России островок социального, по его представлениям, государства. И это, вероятно, сдерживало рост доходов крупного и перспективного предприятия. Помню, как по пятницам ранним утром в еще пустом здании на площади Ленина, Юрий Фролович внимательно читал газету «Симбирские губернские вести» (эту газету в пику «Симбирским губернским ведомостям» и другим оппозиционным изданиям и политикам издавал Олег Горячев, а я был ее генеральным директором и возглавлял одноименную фирму), тщательно сравнивал регулярно публиковавшуюся там таблицу цен в магазинах ОАО «Продовольствие» с данными по другим торговым точкам. И, если вдруг цифры на какой-то товар были хоть чуть выше, что случалось очень редко, тут же звонил сыну, который также уже был на работе в еще пустом здании (не считая охранника на воротах, дежурного водителя и Рушкина) офиса фирмы и требовал немедленно снизить цены. Аргументы о разнице издержек и оптовых закупочных цен губернатор не принимал. Горячев - младший вздыхал и цены снижал...

Кадры решили все

Кстати, команду, и довольно толковую, себе в АО «Продовольствие» он подобрал сам. Так его первым заместителем стал Владимир Панчев, с которым они начинали еще в Старомайнском районе. Когда отец и сын общались без посредников, было лучше. Но дело портили, искажая реальную ситуацию, жучки - клерки из администрации области, которые мутили воду, курсируя от старшего Горячева к младшему и наоборот. Выдавая собственные интересы и точку зрения то за мнение отца, то за выводы сына. Особенно преуспел в этом некий обладавший жуткой страстью к интригам и стравливанию людей между собой помощник губернатора. Заполучивший престижное место в администрации области благодаря зычному голосу, умевшему звучать очень доверительно, с невероятно преданными нотками, отрицательному обаянию, умению убеждать и абсолютной уверенности в том, что говорит и делает. Ему порой удавалось ловко манипулировать в собственных прежде всего интересах, как старшим, так и младшим Горячевым. Что не мешало втайне презирать как того, так и другого, да и всех, кто был вокруг. Приехавший откуда-то с Украины, судя по внешности, сам явно нерусский, с неполным средним образованием, хронический алкоголик, частенько отправлявшийся в длительные запои, по убеждениям националист, люто ненавидевший другие народы, он, как доверенный советник, один из руководителей избирательного штаба, сыграл свою незавидную роль в оглушительном поражении Юрия Фроловича на губернаторских выборах.

Странно, что такой тип без особых проблем внедрился в удручающе унылую горячевскую среду черных и серых пиджаков с узким, беспросветно периферийным кругозором и заскорузлым мышлением. Но этот субъект хотя бы ярко выделялся на мутно-сером фоне руководящего кадрового состава администрации области. Неординарных людей там можно было пересчитать по пальцам. Хотя все они учились в советских школах и вузах, прошли по длинной крутой служебной лестнице.

Неудивительно, что Горячевы превосходили свою команду многократно. Может, они специально подбирали таких людей, по личной им лояльности и преданности. Это болезнь и многих современных губернаторов, и вообще руководителей. Даже еще молодой, избалованный не столько родителями, сколько чиновным окружением семьи, лепившим из него принца, Олег Горячев выделялся сообразительностью, моментальной реакцией и деловой хваткой. А «преданность» прикормленных главой области и его сыном людей ярко проявилась после прихода к власти шамановского клана.

Выборы. «Отечество» или «Единство»?

В 1999 году Ульяновская область, как и вся Россия, вступила в новый избирательный цикл. Уже в декабре должны были состояться выборы в Государственную Думу РФ и региональное Законодательное Собрание, а затем главный приз - выборы губернатора Ульяновской области. О выборах президента страны тогда трудно было наверняка что-то сказать, Ельцин, был, как всегда, непредсказуем. И в течение многих месяцев с наслаждением играл с премьер-министрами, назначая и снимая то одного, то другого.

Так вслед за Евгением Примаковым и пробывшим тройку месяцев главой правительства Сергеем Степашиным, кабинет возглавил Владимир Путин.

В Ульяновске развернулось активное партийное строительство. Особый ажиотаж и интриги в борьбе за власть наблюдались при создании движения «Отечество», которое на федеральном уровне возглавили популярные в истеблишменте и народе Евгений Примаков (метивший в президенты страны после победы на выборах и ухода Ельцина) и Юрий Лужков, стремившийся в премьер-министры.

Пока другие ломали копья, Горячевы, как опытные политические бойцы, держали паузу. У них давно была создана и своя региональная общественная организация на базе административно-хозяйственной номенклатуры, но в политической истории края, особенно в моменты, когда все решалось, она существенную роль не сыграла.

На «Отечество» Горячевы не клюнули, несмотря на уважение к его основателям. Зато, когда Путин стал создавать «Единство», имевшая политический нюх семья Горячева тут же поддержала проект никому тогда еще неизвестного чекиста, совершившего после вынужденного отъезда из Петербурга молниеносную карьеру в Москве и возглавившего правительство после неожиданной отставки Степашина.

Юрий Фролович тут же, как и многие другие губернаторы, отправился в столицу, откликнувшись на приглашение. И даже, что с ним случалось редко, уже возвращаясь домой, дал в московском аэропорту интервью центральным СМИ, решительно поддержав движение «Единство». Это короткое выступление показали все основные телеканалы. Почему Горячевы не поддержали более близких, казалось бы, во всех отношениях Примакова и Лужкова, прошедших коммунистическую школу, в Ульяновске тогда многие не поняли и открыто недоумевали. Вероятно, сработала интуиция, Горячевы разглядели в молодом выходце из спецслужб Путине большое будущее. Примаков многими все-таки уже цинично оценивался, как «сбитый летчик». А Юрий Лужков, как столичный мэр, тащил на себе бремя недоброжелательства огромной страны к Москве, сыгравшей ключевую роль в разрушении Советского Союза, а затем замкнувшей на себя подавляющую часть финансовых и товарных потоков.

Штаб кронпринца

В выборных кампаниях 1999-2000 годов Олег Горячев сыграл самую активную роль. Именно в его кабинете проходили регулярные заседания штаба, всевозможные переговоры, в том числе с партиями, общественными организациями, национальными общинами, плелись интриги.

На территории ОАО «Продовольствие» он выделил помещения, сначала для постоянно действующей при штабе группы социологов и компьютерщиков во главе с известным в регионе ученым Александром Чуватовым, собравшим перспективную студенческую молодежь из семей научной и культурной элиты Ульяновска. Некоторые из тех парней и девушек, закалившись на малой родине, давно покинули наш край, объездив весь мир. А вот начинавший карьеру в штабе Олега Горячева - совсем тогда еще юный Ян Чернышев, (сын актера облдрамтеатра, невероятно обаятельного ульяновского деда Мороза), предпочел жить и работать дома. Вскоре он стал одним из руководителей довузовской подготовки, а затем и проректором УлГУ. А недавно ушел с поста заместителя главы администрации Ульяновска.

Вскоре рядом с социологами обосновались и журналисты. После того, как ныне опальный, скрывающийся от российского правосудия олигарх, банкир и медиа-магнат Владимир Гусинский закрыл в 1998 году, в разгар бушевавшего в стране финансового кризиса, ульяновскую областную газету «Град Симбирск», я как ее последний главный редактор долго и тщетно пытался найти новых учредителей, сохранить коллектив популярного издания. Которое, кстати, и потеряло львиную долю своего успеха после того, как основатель «Град Симбирска», талантливый журналист Сергей Беляев решительно перешел на сторону губернатора Горячева.

Трудности перевода

Были разные варианты, самый перспективный - с соучредителями Валерием Четкиным, владельцем ряда бизнесов с офисами на Гончарова, в том числе аудиторской компании, ювелирного магазина (тогда их еще было немного) и аптеки, а также медиа-магнатом Владиславом Советкиным, но по ряду причин, несмотря на совпадение взглядов по всем вопросам, совместный с ними проект реализовать не удалось. Других потенциальных финансистов и партнеров распугал кризис. Они не могли решиться вложить деньги не в магазин, не в любовницу, не в путешествия, не в предметы роскоши, а в средство массовой информации. И это несмотря на честолюбие и политические амбиции. Как говорится, и хочется, и колется, и мама не велит.

Однажды мы обсуждали ситуацию с завотделом «Град Симбирска» Виктором Сафроновым, которого я знал еще с 80-х по газете «Родина Ильича». Он посоветовал «идти, не раздумывая, прямо сейчас, спускаться, не сворачивая, прямо по этой улице к Олегу Горячеву в АО «Продовольствие», у них впереди выборы, им нужна будет газета».

Но я не решился просить тех, кто не поддержал редакцию Беляева в трудный момент, а ведь у «Град Симбирска» проблемы появились именно из-за смены политического курса и перехода к поддержке Горячева.

Через некоторое время я услышал по радио выступление нашего известного историка и краеведа Сергея Петрова. Ученый говорил о перспективном историческом проекте, необходимости сохранения памятника старины и дважды повторил, что никому это не надо, вот, если бы за это взялись энергичные ребята из АО «Продовольствие», тогда другое дело. К этому времени я созрел для встречи с Олегом Горячевым. Тем более, что все попытки действовать через крупных чиновников областной администрации и заручиться с их помощью поддержкой губернатора, были тщетными.

Им было хорошо и покойно в их уютных кабинетах, целыми днями сидели в креслах, изредка посещали совещания. Особенно безмятежно и комфортно становилось, когда губернатор периодически исчезал на длительное время по причине всем известной «болезни» российских политиков и футболистов. Более сумрачно тихое и безлюдное место трудно было найти в такие дни в Ульяновске. Безлюдные коридоры от края до края, заповедная тишина. «Дверь не скрипнет, не вспыхнет огонь», как поется в песне про деревенского гармониста.

Правда, один из чиновников, Валерий Кшнякин, пресс-секретарь Горячева, не имевший никогда никакого отношения к средствам массовой информации и ничего не писавший (я помню его еще по встрече в 80-х, совсем молодым секретарем парткома Ульяновского сельхозинститута в блестящем черном кожаном пиджаке, выделявшем его в толпившейся в фойе Мемориала чиновной и научной публике) дал мне ценный совет: «Напиши заявление на имя губернатора и все там расскажи, бумага такая вещь, полежит, полежит, может, месяц, может, год, кто знает, а потом вдруг в нужное время и окажется перед глазами, и сделает свое дело, и все получится, все наладится». Этот ушлый царедворец, незаметно, но всегда удачно продвигавшийся к цели, любитель душевно спеть в комфортно обставленном кабинете здания, погрязшего в тишине, безмолвии и безынициативности, что-нибудь народное вроде «Хлеб всему голова», после высадки в Ульяновске шамановского десанта, ушел на другую хлебную должность начальника, а потом возглавил негосударственный пенсионный фонд. С его связями и талантом устраиваться он, кажется, мог бы стать кем угодно.

Газета-киллер

Так что постепенно все варианты отпали и судьба неумолимо вела меня в АО «Продовольствие». Встретив Олега Горячева в коридоре Законодательного Собрания, я окликнул его и догнал, сказал, что нужна помощь. Доброжелательно выслушав, он тут же назначил встречу. Я пришел с документами и финансовым планом. Олег Юрьевич сразу бросил взгляд на итоговую цифру и сказал «всего столько?», удивившись сумме. И сказал, что обсудит тему на заседании совета директоров предприятия, а я должен быть готов выступить, если понадобится.

Вопрос был решен, и вскоре я уже оформлял документы как генеральный директор ООО «Симбирские губернские вести», учредителями которого стали завод минеральной воды «Волжанка», АО «Симбирскмука» и ОАО «Продовольствие». «Град Симбирск», хоть и отлично раскрученный бренд, возрождать посчитали нецелесообразным, на нем висели долги прежних учредителей.

По моему плану новая газета должна была в течение года набирать популярность и политический вес, и выстрелить уже через год на главных выборах - губернаторских. Но ситуация с выборами нового состава Законодательного Собрания и депутатов Государственной Думы РФ оказалась настолько сложной, что бросаться в бой пришлось буквально с колес. Так 11 октября 1999 года я зарегистрировал в Самаре газету «Симбирские губернские вести», а уже 15-го вышел первый номер. Еженедельник пришлось сделать политическим киллером, и сразу же атаковать соперников наших кандидатов и тех, кто стоял за их спиной.

Сокрушительная победа

Олег Горячев был подлинным вдохновителем каждого номера, обсуждались и его план, и итоги, и мера воздействия на события. Результат был достигнут. По списку наших кандидатов, опубликованному газетой, в региональное Законодательное Собрание прошли 18 человек, победивших в одномандатных округах, в том числе и сын губернатора. Подавляющее большинство, полное преимущество!

В шести округах выборы были признаны несостоявшимися. В Госдуму России прошли оба наших депутата: командир 104-ой дивизии ВДВ генерал Вадим Орлов и директор знаменитого совхоза имени Крупской Анатолий Голубков. Все сильные, матерые, раскрученные соперники, несмотря на их бешеную поддержку влиятельными оппонентами губернатора, потерпели поражение.

Помню, как в своем кабинете, сердце штаба, ловил Олег Юрьевич сообщения с избирательных участков и как радостно восклицал: «Рябухин победил! Сергеева побеждает!», перечисляя округа по районам области, и фамилии наших кандидатов, уверенно идущих к успеху. Было радостно от хорошо выполненной работы и достигнутого результата. То была великолепная ночь - время большой победы.

Уже после нового года начались, а продолжались и после ухода Горячевых бесконечные судебные процессы и разбирательства в облизбиркоме. Хочу отметить, что ни старший, ни младший Горячев, ни их представители - ни разу никуда не позвонили, и никого не просили. Суды работали автономно.

Олег Юрьевич дал мне адвоката, милейшего парня, зятя ульяновского нефтепромышленника Аркадия Казберова, тоже прекрасного человека и интересного собеседника. Но проблема в том, что мало кто тогда понимал, как вести дела по средствам массовой информации. Ни судьи, ни адвокаты. Приходилось набираться опыта на практике, отбиваясь одному, пока мой адвокат (готовивший, конечно, необходимые для суда документы) завороженно следил за ожесточенными схватками с оппонентами, которые наваливались на меня вместе со своими московскими адвокатами. Судьям тоже приходилось нелегко.

Горячев уходит

Более подробно я хотел бы рассказать об этом в других главах. Если коротко, то невольно создалось впечатление, что у руководства области (да и у Олега Горячева) после «разгромной» победы на выборах ЗСО и Госдумы, случилась длительная эйфория, и оно не было готово к внезапному появлению в области генерала Шаманова. Укомплектованный по блату (вошел даже ректор пединститута Ю.Грушевский) избирательный штаб, пиршества, возлияния и реализация других мужских и женских инстинктов. Недооценка поначалу противника, неудачные попытки использовать административный ресурс, неумение прямо, открыто и убедительно говорить с людьми. Это мог по-настоящему только старший Горячев. Провалы в работе с прессой.

Когда взялись за дело, подтянули и московских политтехнологов, немного мобилизовались, было уже поздно. Такое впечатление, что начальники (и Олег Горячев с ними) смирились с поражением задолго до выборов. Но мы об этом не знали, и бились до последнего, хоть нам ни копейки не заплатили за декабрь 2000, да и потом, когда боссы ушли, а остальным пришлось расхлебывать то, что они наворочали. Не столько Шаманов выиграл, сколько Горячевы проиграли. А ведь ситуация могла сложиться по- другому. И были возможности достичь иного результата.

Другая жизнь

После тяжелейшего поражения Горячева на выборах, поражения, которое я воспринимал, как свое, я пришел к Олегу Юрьевичу, убежденный, что работа будет продолжена в оппозиции, сохранится компания, раскрученная газета и ее база, АО «Продовольствие» и другие учредители. Но оказалось, что гендиректор Горячев - наемный работник без единой акции, а «Продовольствие» - государственная собственность.

Олег Юрьевич устало, видимо, у него сильно болела голова, меня выслушал, но от всех предложений, в том числе и победителей, отказался, сказав, что увольняется с 5 января 2001-го года, что и сделал.

Потом я встречал старшего Горячева на улице Матросова, где он тогда гулял в спортивном костюме возле своего дома, или возился во дворе. Когда к нему обращались, он приветливо, с радостной улыбкой отвечал. С его сыном виделся на заседаниях Законодательного Собрания.

По советам друзей, в том числе и Юрия Когана, был создан Горячев- фонд. Затем стали издавать оппозиционную газету «Губерния. Ульяновск». Поработал я и там в прежнем качестве директора и политического журналиста. Олег Юрьевич проявил себя и в этих условиях хорошим ньюсмейкером, находя интересные темы и факты, и, конечно, деньги на издание.

Иногда они возвращаются

В то время оба Горячевых, если кто-то из них не был в поездке, ежедневно появлялись в офисе фонда на улице 12 сентября. Масштаб был уже не тот, но они ждали свой шанс и приближали его, собирали и анализировали информацию, встречались с большим количеством людей. Конечно, поражение надломило их психологически (неудивительно, другие на их месте могли и не подняться), оба стали во многом другими.

Звездный час наступил осенью 2004 года. Появилась возможность реванша над Шамановым, и работа закипела. Горячев выдвинулся в губернаторы. Но Олег Юрьевич, неплохой аналитик, что до сих пор подтверждают его интервью, понимал, что времена были уже другими, появились новые потенциальные лидеры, тягаться с которыми было не под силу, не те ресурсы. Да и все помнили, как народ, за который много лет так бился Горячев, вдруг предпочел Шаманова. Возможно, та психологическая усталость избирателей, их жажда новизны еще не прошла даже после четырехлетней «терапии» опричников генерала.

Закат или затмение?

Поэтому в разгар кампании Юрий Фролович вдруг публично снимает свою кандидатуру, и призывает своих сторонников голосовать за Сергея Морозова. С тех пор ходят очень упорные слухи, что Олег Юрьевич договорился за спиной отца, получил кругленькую сумму в баксах, а экс-губернатора убедил поступить так, как он поступил, прислушавшись к сыну.

Никто не сомневается, что отец ни за что не взял бы денег. Но и сына понять можно. Он поступил, если это действительно было так, уже не только как политик, а скорее, как бизнесмен. Руководствуясь прагматической логикой, что политика - искусство возможного. И, если нет существенных шансов на победу, то с паршивой овцы - хоть шерсти клок.

Так окончательно завершилась эпоха Юрия Горячева. Как живет его сын, все знают. Получил «Теремок» на улице Радищева, территорию реставрирует, зарабатывает деньги разными способами, вплоть до общепита, отца не забывает, память его чтит и напоминает о нем в интервью и экспертных высказываниях, открыл в «Теремке» музей Юрия Фроловича. Бизнесмен средней руки, отставной депутат, но действующий политик. Для политика Олег Горячев все еще молод (29 июля ему исполнилось 54), а ведь папаша Мюллер говаривал, что возраст расцвета для политиков - 70 лет. Так что возможно был у него тогда, в 2004 году, не окончательный закат, а только затмение, затянувшееся на десятилетие.

Джангир Мехтизаде

Предыдущий материал «Джангириады»:

Юрий Горячев. Портрет на фоне эпохи

Большие надежды и утраченные иллюзии. 90-е и начало нового века. Пролог

Поделись новостью в социальных сетях
Комментарии (25)
Сортировать комментарии по рейтингу, показывать все комментарии

Отправить
Популярные новости
О проекте Редакция Сообщить новость Архив новостей Подписка Условия перепечатки Реклама на сайте Контакты
Политика об обработке персональных данных (doc)
Все права на статьи, схемы, материалы и фотографии, размещенные на сайте, принадлежат редакции,
интернет-ресурсам или физическим людям, которые указаны в описаниях.
Все не авторские статьи редакции, фото и материалы имеют ссылку на первоисточник, за которыми сохранено авторское право.
Перепечатка материалов сайта разрешена при условии письменного согласия редакции и/или автора статьи, материала, фотографии.
Разработка сайта - dv.studios
73online.ru
© 2008-2018. "Ульяновск онлайн", www.73online.ru, 18+
Учредитель: ООО "Симбирское Информационное Бюро". Главный редактор: Биджанов К.В.
Свидетельство СМИ "Эл № ФС77-36684" от 29.06.2009 г. выдано Роскомнадзором.
432017, г. Ульяновск, ул. Карла Либкнехта, 24/5А, строение 1, оф. 91, БЦ «Симбирск»
+7 (8422) 41-03-85, телефон рекламной службы: +7 (9372) 762-909, mail@73online.ru
Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
Наверх