Криминал
26.01.2017, 16:30
 14435  

«Нам дело нужно развалить!». Эксклюзивные файлы оперативной съемки по Балакишиевой

В Ленинском районном суде продолжается рассмотрение громкого уголовного дела, возбужденного в отношении бывшего вице-спикера Законодательного собрания области Алсу Балакишиевой. Экс-депутат обвиняется по ч. 6 ст. 290 (получение взятки в особо крупном размере). На последнем заседании суда прокурор Алексей Тихонов озвучил рапорты оперативного сотрудника ФСБ Долгова, в которых докладывается о том, какие нарушения были допущены Балкишиевой во время домашнего ареста, и как подсудимая вела себя во время обыска, который проходил у нее дома.

Суд по делу экс-депутата Алсу Балакишиевой подходит к завершению. Видимо, поэтому атмосфера в зале суда от заседания к заседанию становится все более напряженной.

В ходе судебного заседания прокурор зачитал рапорт о том, что в процессе следствия Балакишиева пыталась дать взятку сотруднику ФСБ. И последний заявил, что это был «подкуп».

В еще одном рапорте содержалась информация о том, что во время домашнего ареста Алсу Балакишиева покидала свое жилье и отдыхала в кафе «Купола», что запрещено. В деле есть видеозапись, на которой женщина, очень похожая на подсудимую, в компании с неизвестной блондинкой, распивает пиво в кафе.

Сама Балакишиева на суде категорически отрицала то, что на видео запечатлена она. Экс-депутат заявила, что женщина на видео гораздо моложе ее, выше ростом, и визуально крупнее. Кроме того, по словам подсудимой, в тот день она целый день была под присмотром врачей, лежала под капельницей.

Видео оперативной съемки, на котором запечатлена женщина, похожая на Балакишиеву, оказалось в распоряжении редакции:

За последние два заседания суд исследовал все 15 томов громкого уголовного дела. Два последних тома практически полностью состоят из положительных характеристик, грамот и дипломов Балакишиевой.

Кроме того, на последнем судебном заседании гособвинитель продемонстрировал видео-и-аудиофайлы оперативной съемки, которые должны доказать причастность Балакишиевой к получению взятки.

Часть из них – звукозапись из туалета ЗСО (разговор между Алсу Балакишиевой и ее бухгалтером, которая «сдала» начальницу), а также диалог между обвиняемой и ключевым свидетелем обвинения - представителем компании «Аякс», который, по версии следствия, давал взятку депутату, оказались в распоряжении 73online.ru.

Приводим сами ауди-файлы и их расшифровку.

Диалог между Алсу Балакишиевой и ее бухгалтером Еленой Жидовой (в туалете ЗСО):

- Алсу Харисовна…

- Тихо, тихо, тихо… Лен, я все знаю. Они пришли за мной.

- А я – крайняя.

- Нет, не крайняя, Лен. Они пришли за мной. Я способствовала этому, чтобы они пришли. И я очень прошу тебя, ты пожалей меня. Пожалей нашу партию. Я к тебе обращаюсь. Я тебя никогда не брошу. Помоги мне выкарабкаться из этой ситуации. Мне нужны от тебя две бумажки. И мы на этом с тобой выползаем. И ты никуда не уедешь, никуда не уходи, ничего не говори. Скажи: «Да, я знаю!». Я тебя умоляю, прошу, Лен. Умоляю, прошу. Это за мной пришли люди. Это за мной пришли. Мы все знаем, да, они специально пришли. Я не сделала выводы. Мне надо было тогда тебя из Законодательного собрания убрать потихонечку и все.

Шепотом Лена:

- Они бы пришли и им не за что было бы зацепиться…

- Да, Лен. Ты знаешь, всех их уже вызывают. Я знаю уже, что Казакевич вызывали. Мне нужно от тебя две вещи. Ты же во вторник забрала карту? Вторник был, да. 19-го, 18-го… 17-го числа это было. Дай мне приходку. Зарегистрируй. В двух экземплярах. Один отдаем… (называет фамилию). Второй – мне. И напиши мне записку, что ты должна мне 400 тысяч.

- Кому?

- Ты - мне. Ты мне должна 400 тысяч. (…) Все серьезно. Ты мне нужна.

- У них запись была под дверью.

- Ну и пусть она была, Лен. Потому что те карточки, которые ты переводила… Ты скажи: «Я Алсу Харисовне должна была 400 тысяч». Извини. Скажи: «Я просто на нее в тот день разозлилась. Она меня хотела уволить, а я на нее разозлилась». Потому что купюры все расписаны, а я их расходовала. Я же не знала.

- Это же я вам предложила…

- Ты послушай меня, Лен. Сиди спокойно, тихо, не дергайся. Веди себя нормально. Мне нужно от тебя две вещи. Лен, я тебя умоляю, прошу. Скажи: «Я разозлилась. Я должна была Алсу Харисовне деньги. Она меня каждый день просила». Они же знают, что я у тебя была в воскресение.

- Да вы что?

- Да, они все знают. «Алсу Харисовна, не переживайте, я уйду в отпуск, потом рассчитаюсь». А я тебе сказала: «Ленка, не надо. У меня пока есть деньги, я тебе помогу. Покупай сруб. Ты же все равно у меня на сруб заняла».

- И Казакевич даже?

- Да. Всех уже, всех. Все знают, Ленка. Мы должны с тобой достойно выйти из этой игры. Мы опозорились на всю область. Я уже наняла адвоката.

- Вы на меня обиделись, Алсу Харисовна?

- Лен, пойми, как мне не кричать, когда я в таком состоянии была, Лен?! Ты понимаешь? (плачет). (…) Лен, зарегистрируй, пожалуйста, что приход был. Чтобы он был в двух экземплярах официально зарегистрированный. Пусть мы потом оприходуем эти деньги. Это не их отдел. Мы здесь столько работаем – и наличкой, и безналичкой. Ты получила все. Поэтому завтра я стучу, что у него есть оприходованные деньги.

- Он мне звонил…

- Он мне тоже звонил. Я ему сказала: «Что случилось? Я вообще не в курсе». Он говорит: «Меня вызвали. У меня к ней претензий нет. Я всегда работаю с ними, мне они помогают как-то выбивать деньги, потому что по два года я не могу выбить денег. То есть претензий нет к ним». А чтобы сейчас уголовное дело возбудить на меня, нужно, чтобы он что-то сказал. А ты уже мне подбросила деньги. И поэтому ты должна просто сказать: «Да, я подбросила деньги. Я разозлилась на нее. Она меня увольняет, я ей должна. Я разозлилась на нее, а потом подбросила».

- А то, что купюры меченые?

- Купюры меченые?.. Так… Эти купюры были меченые… «Да мало ли что говорят, что она мне их подбросила. Я сначала на поводу у вас пошла». И все. Больше никак. Дело надо развалить. Ты понимаешь?

- Алсу Харисовна, купюры были меченые…

- Мне не для этого надо. Я из этой ситуации выйду. Мне нужно, чтобы ты написала мне расписку за сруб, потому что у меня по картам… Нам дело надо развалить. По картам проходят некоторые вещи, которые ты оплачивала. Сейчас они у меня распечатку взяли. Понимаешь? Я должна сказать: «Да, Ленуська иногда пользуется моими, как бы сказать… Я свои деньги даю. Она вот 50 тысяч снимала. Она была моим доверенным… Ну как вот дочка. «Лен, иди оплати, потом рассчитаемся». Лен, все в жизни бывает. А как на меня сейчас шеф… Ты не можешь представить. Я ухожу в отставку. Он сдаст… То есть меня сейчас вызывают, мне надо документы. Дай мне приходник. Ты когда получала от него, у тебя был приходник. На какое число ты получала, дай мне приходник. Помнишь, мы с тобой совещались, ты говорила: «Я их домой отвезла»? Ты говоришь: «Я привезла 50 тысяч». А я тебе говорю: «Ну, возьми машину-то». А в четверг он уже пришел ко мне. То есть два дня у нас был разрыв. Значит, не среда. Это вторник был.

- Вторник…

- Да. Отдай сейчас.

- Хорошо.

- Это не твое дело. В случае чего мы тебе тоже адвоката дадим. Надо выкарабкиваться из этой ситуации. Они тебя только пугают. На тебя нет ничего, они посмотрели все. Сейчас просто через тебя они мне подбрасывают деньги, потом дело разваливается фактически. И мы тебе даем адвоката. Только никому не говори. Будут вязать, говори: «Вы меня подставили! Вы такого человека подставили». Скажи: «Она в инфарктном состоянии». Ты о себе не говори. Ты только обо мне теперь говори. Ни какие долги, ни какие карточки – лишнего там ничего не болтай. Потому что там разговоры есть, записаны все. И поэтому ничего. Можно идти в обратку.

- Пошлите…

- Оприходуй их. Ты же мне их отдала, я сейчас поеду и положу их в банк. Все. Они поступили. Каков предмет разговора?

(Уходят).

Диалог Алсу Балакишиевой и представителя компании «Аякс» Артура Фахрутдинова, который осуществлял передачу денег обвиняемой:

- Меня два дня не было. Я гуляю на свободе только потому, что я ничего не сказал. Мне дали время подумать. Я не знаю, что делать. Это ваша…. Я не знаю, как ее назвать.

- Это Лена.

- Ввергла нас в такое! Я не знаю, что делать! Против меня возбуждено уголовное дело по статье «Дача взятки».

- Нет. Это уже не актуально. Сегодня ночью возбудили против меня.

- Ну правильно, сначала против меня, а потом – против Вас.

- Почеты ты сразу ко мне не пришел, не сказал?

- Да я думал, вообще Вы на меня написали.

- Ты че, … (нецензурная брань), что ли?!

- Ну я уже потом понял, что это Лена написала.

- Ну! Она мне подбросила меченые деньги. Ты отдал 17-го числа. Ты ко мне пришел. Поднимаешься по лестнице. Ты мне говоришь: «Я там отдел. Все нормально. Все хорошо». Я прихожу, говоря: «Лен, а где Артура деньги?» «Я дома оставила». Я говорю: «Как это так – фондовские деньги ты дома оставила?! Немедленно принеси!». В пятницу утром приезжает.

- Да Вы поймите, это все не проканает! Везде шлакбаум! Что сейчас делать? Я под статьей. Я хожу на воле только потому, что у меня судимости нет. Раз – меня сейчас в изолятор увезут… Против меня – уголовное дело. Я что – дурак, что ли, писать против себя! Вы поймите! Сейчас что делать? Сейчас все эти слова не проканают. Деньги, я так понимаю, не были оприходованы, или ей, или бухгалтером…

- Деньги оприходованы.

- А квиточков же не было.

- А квиточки возьми сейчас. Тебя это не волнует. Деньги откупорены. Давай, мы тебе представим адвоката, потому что вы им не нежны… Сейчас все СМИ, все центральные каналы… Вы им не нужны, это я им нужна! Ну ты представь: она мне меченые деньги…У меня утром было 180 тысяч. Она мои деньги забирает, подкладывает твои деньги мне. Я ничего не знаю. У меня приехала комиссия. Я с этими деньгами поехала. Привезла их в «Гашек» на обед. Я билеты купила. Там уголовное дело не должно быть, если по-хорошему… Но она 4 дня эти деньги не приносила, 4 дня держала. Ты же никогда нам наличку не давал! Ты зачем на наличку пошел?

- Ну, а че она не пошла, не понесла их в кассу?

- Вот именно! Почему она не пошла и сразу не понесла? Она сейчас: «Это Вы мне не велели!». Я ей: «Лен что с тобой, что ты меня топишь?». «Это Вы мне не велели!».

- Ну понятно. Сейчас всех под это дело: виноваты – не виноваты…

- Ты пойми: для того, чтобы я была взяточницей, по законодательству, ты должен быть взяткодателем. Ты дал деньги в Фонд. Другого слова нету.

- А если они не оприходовались?

- Они оприходовались! Как – не оприходовались?!

- Но приходники-то она мне не дала тогда, не выписала. И она уже дала показания. А сейчас как мы с этого спрыгнем? Как отмажемся?

- Артур. ты что-то мне в глаза не смотришь… Ты мне не врешь, ничего? Ты что-то не искренен со мной. Ты тоже не подряженный – со мной разговариваешь?

- Я просто думаю, что мне делать…

- Не подряженный, Артур?

- Не подряженный.

- Может, ты меня слушаешь, записываешь?

- Я слушаю?

- Да.

- Я не записываю ничего.

- Ну где запись? Ну а что ты агрессивный тогда сейчас со мной?

- Алсу Харисовна, мне подставили. Я в ваших играх этих не играю. Вы должны были оприходовать деньги и все!

- Это не я должна была оприходовть! Это дело бухгалтера. Оприходовать и отнести в банк.

- Я этих дел не знаю. Я сейчас – под общую гребенку! У вас там политические игры, а я страдаю… клеймо мне какое! Вы не думайте, что Вы одна пострадаете! А мне что – уезжать из города?! Я просто не понимаю…

- Тяжелее всех мне.

- Я понимаю.

- Не веди так себя со мной! Я хочу, чтобы ты вел себя со мной достойно, как всегда мы с тобой работали. Никакие посреднические услуги ты мне не предоставлял. Ты от души перечисляешь деньги в Фонд. Правильно?

- Правильно!

- И больше никаких разговоров быть не может. Ты работаешь только с Фондом. Говоришь: «У меня было письмо. Я был приглашен на Совет. Я решил свои личные накопления, которые у меня скопились, от души отдать». А-то получается, что ты у меня взяткодатель!.. Ты мне лично взятку когда-то давал?

- Лично Вам деньги я не давал. Я перечислял постоянно в Фонд.

- Да. Сейчас ты передал их бухгалтеру, которая должна была их оприходовать и принести их немедленно в банк. Или принести своевременно. Она их 4 дня держала. То есть она тут же отнесла их ментам. Меченые. Она взяла их на себя.

- Я деньги меченые не отдавал, могу Вам поклясться. Я вообще, тихо-спокойно спал, пока меня не дернули.

- У тебя обыск был?

- Обыска у меня не было. А зачем обыск у меня? Они уже все знают. Они сказали: «Против тебя – уголовное дело». Оно же уже подписано! И сейчас – суд

- Суд будет против меня – не против вас. Сейчас вы с Леной все сделали, чтобы все было против меня.

- Это не я все делал. Не надо меня обвинять.

- Все носят. Один я вот попался… Завтра к Вам еще кто-нибудь придет, после завтра еще…. Просто я-то тут причем?!

- Ну тебе нужен адвокат?

- Есть у меня адвокат.

- А что я должна делать?! Я должна повеситься?! Я с 96-го года проработала в политике. вы мне испортили всю репутацию! Я что тебе плохого сделала?

- Да не Вы… Я ничего не портил. Это все Вы и действия Вашего окружения! Не мои. Я вообще не причем!

- Артур, ты все правильно говоришь. Но ты самое главное: ты мне взятки не давал?

- Смотря, как трактовать это. В законе же как трактуется….

- Ты мне взятки не давал?

- Я давал деньги в Фонд.

- Всё.

- Ну что мне сейчас – приходники им отдавать? Давайте приходники тогда.

- Оприходуем – не оприходуем… Ты знаешь, что дело бухгалтера. Я эту технологию даже не знала. Если б знала эту технологию!..

- Вот и я, если бы знал эту технологию!..

- Да, вообще бы не отдал. Ты еще отдал и пострадал!

- Со мной теперь вообще в городе никто работать не будет.

- Как – никто с тобой работать не будет! Куда денется?! Жизнь продолжается, все пройдет! это клеймо только на меня, потому что меня сняли с дистанции. Я заняла в политике 3 место на Госдуму. И я должна быть в Госдуме и в Совете Федерации. Почему они так ускоряют это дело? Дела такие висят годами. А это так быстро!

- Может, вам стоит как-то договориться? Штрафом отделаетесь.

- Но штраф – это тоже судимость. Мне-то зачем? Сейчас за взятку-то никто не сажает. Конечно, все идет не знай, к какой сумме! Единственное, Артур, ты меня послушай: у меня безвыходное положение, сейчас я ее буду заваливать.

- Ладно, я подумаю. Приходник у меня уже есть. Правда, он от заднего числа.

- Он 17-го.

- А бухгалтер-то подтвердит?

- Ну это она выписала. Это ее рука.

- Жидова?

- Да. Жидова.

- А Жидова бухгалтер, что ли?

- Да. Она же подписала. Это мой работник, которая со мной из одного блюда ела, членом семьи моим была!..

- Ну предают всегда свои.

- Ты свое дело сделал. Ты благотворительностью занимаешься. Будут судить меня. Я такого позора в жизни не видела! Зачем я только с тобой связалась?! У меня кроме тебя вообще никого нет. Я только с тобой и работала. Посреднические услуги какие я тебе вела? Закрыли твою кредиторскую задолженность. Мы обязаны это делать, потому что ты предприниматель. Мне уже со всех газет звонят! Мне сейчас надо пресс-конференцию нужно давать. Артур, я хотела с тебя попросить: мы с тобой должны объединиться в этом деле, если ты хочешь меня спасти. Мне нужно, чтобы ты дал интервью или пришел ко мне на пресс-конференцию и сказал бы: «Что за чушь? Я получил приходник!»

- Не, я по телевизору ничего не буду говорить! Если что там написать – можно написать…

- Артур. мне сейчас это не нужно. Я вот и Ленку, и тебя сейчас не узнаю. Я Ленку вообще сейчас не узнаю. Она настоящий стала мент, конченный мент! «Лен, мы с тобой же из одной ложки ели! Ты же все мое, вплоть до цвета трусов знаешь! Ты была членом моей семьи. Я тебя жалела всегда. Ты сама больная. Родители у тебя больные. Я же тебя на работу с улицы взяла! Пожалела – взяла тебя на работу!». И у меня полное доверие. А у нее такой бардак в бухгалтерии оказался! Вчера я ее вызвала. Она просто заранее заявила, что ты хочешь принести деньги. Поэтому, если ты меня искренне жалеешь, то мы с тобой должны объединиться. Ты мне помоги! Вы еще молодые. Жизнь долгая. Но то, что меня сейчас каким-то шобонником подписали! Что я в «Гашеке» кушала и билет там кому-то купила… Я ж не буду объяснять! Меня совсем сделали нищебродкой, взяточницей! Мне самой главное – слово это убрать.

- Ладно, я понял Вас. я подумаю. Посоветуюсь со своим адвокатом: какую позицию мне занимать.

- Артур, мне кажется, что ты меня обманываешь, что ты с ними сотрудничаешь. Ты сегодня не мой какой-то… Ты же мне взятку не давал? Я в руках взятку не держала! Ты мне сказала, держала я взятку? Взяточница – это когда дают взятку. Когда ты мне пришел и отдал. Ты мне ложил в карман?

- Я не ложил вам в карман.

- Да, никогда ты мне не ложил в карман. Никакие я тебе посреднические услуги не делала. А то, что я по законодательству делала, когда ко мне обращался мой избиратель, это я им и буду говорить. Вся Россия так живет. все фонды это делают.

- Да. Только почему-то взялись за Вас и за меня.

- Это же дело бухгалтерского порядка, но никак не уголовного! Какая взятка?! А заявление она ни писала?

- Да, она. Вы во мне не ищите. А то, что я сейчас потерянный, потому что ситуация тупиковая.

- Самое главное, Артур, мы сдобой должны консолидироваться. Ты меня пожалей за те добрые дела, которые я для тебя сделала без денег. Я ни копейки у тебя денег не брала никогда. Ты их перечислял. Мы их в Фонд направляли. Я тебя даже как спонсора приглашала на праздники. Мы тебя включили и в Попечительский совет. Но кто знал, эту …!... Другое дело, она бы мне сказала: «Алсу Харисовна, вот мы вытащили, там – мол – не те». И все. Мы бы этими ножками с ней пошли в банк положили. И она, зная о том, что меня нет в кабинете, она мне поменяла деньги. А я их трачу, как свои. Ко мне пришли. Черную сумку. Да, есть. Смотрите. У Вас там деньги есть – 400 тысяч меченные. У меня даже сумма не сходится. Вы взяли у Фахрутдинова деньги. Я говорю: "Я? Я его не знаю".

Артур, я тебя умоляю, скажи, что ты приходку сделал!

- Да, хорошо. Я скажу, что приходник получил 17 мая.

- От нее. Только не говори, что это я тебе дала.

- Да, вы главное – не кипишите!

Александра Скворцова

Файлы: 73online.ru

Фото: 73online.ru, Simbirsk.city

Поделись новостью в социальных сетях
Комментарии (0)
Сортировать комментарии по рейтингу, показывать все комментарии

Отправить
Популярные новости
12 Апреля 1823
Журнал "Мономах"
Многое связывало знаменитого русского драматурга Александра Николаевича Островского (1823–1886) с Симбирском и симбирянами. Впервые он провёл почти двадцать дней в Симбирской...
О проекте Редакция Сообщить новость Архив новостей Подписка Условия перепечатки Реклама на сайте Контакты
Политика об обработке персональных данных (doc)
Все права на статьи, схемы, материалы и фотографии, размещенные на сайте, принадлежат редакции,
интернет-ресурсам или физическим людям, которые указаны в описаниях.
Все не авторские статьи редакции, фото и материалы имеют ссылку на первоисточник, за которыми сохранено авторское право.
Перепечатка материалов сайта разрешена при условии письменного согласия редакции и/или автора статьи, материала, фотографии.
Разработка сайта - dv.studios
73online.ru
© 2008-2020. «Ульяновск онлайн» (www.73online.ru), 18+
Учредитель: ООО "СИБ". Главный редактор: Биджанов К.В.
Свидетельство СМИ "Эл № ФС77-36684" от 29.06.2009 г. выдано Роскомнадзором.
432011, г. Ульяновск, ул. Радищева, дом 90, офис 1
+7 (8422) 41-03-85, телефон рекламной службы: +7 (9372) 762-909, mail@73online.ru
Яндекс.Метрика
Top.Mail.Ru
Rambler's Top100
Наверх