Возвращение в родные пенаты после командировки в Поднебесную далось губернатору, по-видимому, нелегко. Сергей Морозов был в восторге от увиденного в Китае. Но дома его ждали грустные картины неблагоустроенного города. За разочарование, которое испытал губернатор, ступив на родную землю, вынуждены были ответить его подчиненные.

«Китай», «китайцы», «китайское», - эти слова сегодня звучали почти в каждом предложении, произносимом Морозовым.

Было очевидно: глава региона в вострторге от того приема, который ему оказали китайские коллеги, а также от обустройства жизни в Поднебесной. Поэтому большую часть сегодняшнего заседания чиновник посвятил перечислению совместных китайско-ульяновских проектов, которые будут реализованы в области. От туризма («чтобы каждый китаец стал носителем ульяновской культуры», «создать в городе уголок Китайской народной республики») и благоустройства городской среды (ульяновские чиновники, отвечающие за вопрос, а также ландшафтные дизайнеры будут отправлены набираться опыта к китайским коллегам), до открытия совместных предприятий. «Китайский след» будет виден в создании парка ветрогенерации (в 2016 году планируют открыть ветропарк на 10 установок), а также большого парка электронной и бытовой техники, где будут работать предприятия по производству соответствующих комплектующих.

На этом информативная часть «китайского совещания» закончилась и началась «критическая» его составляющая.

По-видимому. после возвращения из Поднебесной Морозов ощутил даже не расстояние, а пропасть, которая пролегла между Ульяновском и провинциями Китая. И особенно это разница очевидна в благоустройстве городов.

Свою обличительную речь глава региона начал с оценки состояния площади 100-летия Ленина, которое он определил как «ужасающее».

«Бассейн с фресками Церетели - это культурное достояние Ульяновска. А вы видели, в каком он состоянии? Там уже давно отвалилась вся плитка. И никому дела нет».

И далее Сергея Морозова уже было не остановить - чиновник организовал настоящую интерактивную экскурсию для своих подчиненных по самым культрно- неблагоустроенным местам Ульяновска.

Первая остановка - сквер за домом Языкова. Вердикт Морозова краток - «в ужасном состоянии». Далее сделали остановку у памятника Суворову, где «трава растет прямо из брусчатки и уже по колено». Задержались рядом с драмтеатром, посмотрели на развалившуюся плитку, уничтоженную дорожными ремонтниками. И, наконец, к концу экскурсии проследовали к самому запущенному объекту культурного наследия города - скверу Карамзина. Здесь Морозов с монотонностью заправского завхоза перечислил все требующиеся объекту работы - от замены чугунной ограды, восстановления зеленой зоны и до реставрации самого памятника. Было заметно, что губернатор хорошо разбирается в вопросе. Так что представителям минкульта оставалось лишь записывать за своим «экскурсоводом».

После интерактивной малоприятной прогулки перешли к традиционной части аппаратного совещания - пригвождению провинившихся чиновников к столбу всеобщего позора и порицания. На этот раз распятыми оказались министерство культуры - в полном составе (за то, что допустили покосившуюся ограду в сквере и лопухи около памятника Суворову), глава администрации Ленинского района, на чьей территории творятся обозначенные безобразия, и глава администрации Сергей Панчин, за то, что совсем не ходит пешком и не обращает внимание на запустение культурной среды.

Возможность ответить за всех провинившихся предоставили министру Ившиной. Ее слабый, лишенный всякой бодрости и энтузиазма голос еле доносился откуда-то с правительственной галерки. Камера, ведущая трансляцию заседания, тщетно пыталась отыскать в толпе говорящую министерскую голову, но безуспешно.

Ившина без всякой надежды хоть как-то оправдаться произнесла несколько общих предложений. И на этом экзекуция над чиновниками была завершена.

В самом конце «китайской части» совещания, по заведенной традиции, Морозов сменил гнев на милость и, обращаясь к коллегам, которые мирно висели на доске «плохих чиновников», с примирением в голосе объявил, что вовсе не ставил своей целью прибивать их к столбу позора, а просто хочет от них «свежего взгляда на вопросы благоустройства». И все. Вероятно, с высоты обрушившихся на служащих критических замечаний им теперь очень хорошо видны все проколы в собственной работе.

Вера Васина