"Госэконадзор Ульяновской области в ближайшие месяцы прекратит свое существование, его сотрудники перейдут в региональное министерство лесного хозяйства, природопользования и экологии. В правительстве считают, что реорганизация улучшит управление и оперативность контроля в сфере экологии, и отмечают, что Ульяновская область осталась единственной в ПФО, где еще есть самостоятельная структура надзора. Эксперты заявляют, что новая схема является коррупциогенной и снижает экологическую защищенность региона", - пишет kommersant.ru

Как стало известно „Ъ“, в правительстве Ульяновской области уже подготовлены проекты постановлений губернатора об изменениях в структуре органов исполнительной власти и реорганизации путем слияния комитета по региональному государственному экологическому надзору Ульяновской области (комитета госэконадзора) и регионального министерства лесного хозяйства, природопользования и экологии (минприроды). С 1 января комитет госэконадзора прекратит свое существование, а его сотрудники перейдут в штат департамента эконадзора минприроды. Согласно дорожной карте реорганизации, постановления губернатора и правительства будут приняты до 26 октября.

Руководитель государственно-правового департамента облправительства Алексей Преображенский пояснил „Ъ“, что инициатива слияния принадлежит губернатору области Сергею Морозову. «Губернатору был представлен мониторинг по ПФО и по России, как представлен в структурах региональной власти эконадзор. Выяснилось, что в ПФО самостоятельная структура эконадзора есть только в Ульяновской области, а в целом по России только в девяти субъектах функции надзора и распорядительные функции разделены», — сказал директор департамента. По его словам, раньше разделение этих функций требовалось Законом «Об охране окружающей среды», однако в июле 2011 года этот пункт (п.6 ст.65) был изъят, поэтому «слияние ни в чем не противоречит законодательству».

Проекты постановлений и распоряжений губернатора и правительства, а также новое Положение о министерстве разрабатывались в минприроды. Министр лесного хозяйства, природопользования и экологии Дмитрий Федоров считает, что у новой системы управления и надзора «немало плюсов». К ним он относит появление в министерстве штата инспекторов, более оперативную деятельность и ускорение реагирования министерства на нарушения. Минусов господин Федоров не видит. «Некоторые заявляют, что здесь якобы возникает конфликт природоохранных интересов, но в чем он — сами объяснить не могут. Его нет», — заметил министр. Он также заявил „Ъ“, что минприроды и раньше было принципиальным в вопросах экологии, делая в этом направлении не меньше, чем комитет госэконадзора, «а после реорганизации у министерства лишь появится больше возможностей надзора».

Между тем председатель комитета госэконадзора Константин Долинин совершенно иного мнения: «Боюсь, что после слияния будет утрачена оперативность в надзоре, структура станет неповоротливой, а главное — сама система станет неэффективной, поскольку министерство является органом по распоряжению ресурсами, а госэконадзор это контролировал, теперь же контроль ослабнет». Господин Долинин привел несколько примеров, когда позиции минприроды и комитета были диаметрально противоположными.

«В свое время, в 2006 году, именно я выходил на губернатора с инициативой создания самостоятельного органа эконадзора, — говорит руководитель ульяновского управления Росприроднадзора Александр Каплин. — Тогда правильно говорили, что нельзя давать коту сторожить масло. Но на региональном уровне острой необходимости в разделении нет, поскольку здесь все друг друга знают, так или иначе взаимосвязаны. Если цель губернатора — экономия средств, то, может быть, решение целесообразно».

Бывший главный эколог Ульяновска (структура была упразднена мэром Ульяновска Александром Пинковым) Андрей Салтыков отмечает, что «когда-то законодательно запретили объединять функции надзора и распорядительские, потому что стала страшно расцветать коррупция». «Потом стали потихонечку вымывать это требование, причем только из природоохранного законодательства. Здесь совершенно очевидная коррупциогенная норма проходит на ура, и все радуются». Между тем документы уже прошли антикоррупционную экспертизу. Уполномоченный по противодействию коррупции Александр Павлов коррупциогенных факторов не нашел.

Сергей Титов