К концу 2023 года на месте старого театра юного зрителя на улице Пушкинской должно появиться новое современное здание, которое будет соответствовать всем нормам безопасности и комфорта. Однако проект будущего ТЮЗа не устраивает ряд ульяновских архитекторов. Они выступают против сноса старого здания, считая его знаковым для города образцом сталинского ампира. В спорах об архитектурных решениях как-то забыли о самих актерах и о том, чего хотят они. А ведь условия в ТЮЗе, мягко говоря, далеки от идеальных. Директор театра Эдуард Терехов показал 73online.ru, в какой обстановке существуют актеры. По словам коллектива, если здание не реконструировать в ближайшее время, то сносить его не понадобится — оно упадет само.

Напомним, сейчас театр юного зрителя занимает здание бывшего кинотеатра «Родина». Его планируют снести и построить на этом месте для ТЮЗа новый дом. Проект подготовила компания, специализирующаяся на промышленных объектах, а возводить его будет ООО «МСУ-7», до этого занимавшееся ремонтом школ и больниц. Фирме предстоит освоить на работах 416 миллионов рублей. По плану в марте труппа заканчивают свою работу, и на место строительства заходит спецтехника. А пока здание еще стоит, корреспондент 73online.ru прошелся по нему с камерой.

Как говорится, театр начинается с вешалки, но ульяновский ТЮЗ — с очереди. Холл здесь маленький и не может вместить всех приходящих на спектакли зрителей.

По словам директора Эдуарда Терехова, весь театр превратился в огромный склад. Оборудование и реквизит требуют специальных условий хранения, но для них не хватает даже обычных помещений.

Костюмы, за некоторые из которых отдали десятки тысяч рублей, держат на первом этаже под лестницей, рядом с туалетом для зрителей...

... и в бывшем буфете, который пришлось закрыть...

... и на лестнице.

Оборудование стоимостью в миллионы рублей просто лежит на полу — места больше нет.

— В фойе у нас стоят декорации для спектаклей, и мы начисто лишаем зрителей комфортного пространства — им негде разместиться, посидеть. Мы вынуждены носить оборудование через все помещение, оно задевает колонны, которые нам потом приходится еженедельно ремонтировать и поддерживать в нормальном состоянии, — рассказывает Терехов.

За сценой небольшое пространство, буквально метр на метр. Здесь актеры вынуждены переодеваться во время спектаклей — сразу по несколько человек, и мальчики, и девочки.

Самая большая «гордость» театра — туалет для актеров. Он на улице. Этой кабинкой во время спектаклей они вынуждены пользоваться и зимой, и летом.

Все технические службы располагаются в подвале здания. В небольшом помещении ютится дюжина человек, рабочий день у которых может длиться по 12 часов.

— Вот это наш ад (на фото ниже). Это теплоузел. Зимой температура тут достигает 40 градусов! Здесь по правилам нельзя хранить ни декорации, ни оборудование. А у нас — сразу два цеха. Люди работают без свежего воздуха, без элементарных условий. Никто не ропщет. Энтузиасты, — шутит Терехов.

— А здесь обитает наша труппа, — продолжает экскурсию руководитель ТЮЗа. — В каждой келье по три актера. Сделали небольшую перегородку, чтобы как-то отделить парней от девчонок. Места не хватает. У нас много спектаклей, где артисты играют в объемных костюмах.

— Я 14 год работаю в театре. Конечно, я за перестройку. Вы сами видите, на каком клочке обитают по три артистки. Мы достойны хороших условий не только на сцене, но и вне её. Мы же не золотые горы просим, а чтобы у каждого была отдельная гримерка, санузел, душ. У нас очень яркие и насыщенные спектакли, где мы и прыгаем, и поем. То, что мы хотим и просим, для артистов по всей стране — обычные условия. Очень хочется уединения, — говорит актриса театра Елена Мякушина.

С ней солидарен коллега Артемий Курчатов:

— Мне бы очень хотелось, чтобы у артистов была не одна гримерная на всех, в которой нужно переодеваться по очереди, а хотя бы одна троих. Каждый актер настраивается по-своему. Нам бы всем хотелось, чтобы у нас было закулисное пространство, чтобы нам было где переодеваться. Мы очень ждем реконструкции нашего любимого театра.

Эдуард Терехов обращает внимание на то, что здание не является памятником ни культурного, ни архитектурного наследия.

— Оно абсолютно типовое, таких в городе и области целый ряд. Никакой уникальности в них нет. Более того, если его срочно не начать перестраивать, оно упадет само. Мы — театр, востребованный во всем мире, у нас гастроли от Италии до Западной Германии, Чехии и Австрии. Уникальный коллектив — и живет в таких условиях! — сокрушается Терехов.

Проект будущего здания театра

Бытовые обстоятельства сковывают театр в творческом плане. Он не может принять на работу новых артистов, их просто негде разместить. «Весь наш полет фантазии обрывается маленькой сценой. У нас нет возможности пригласить коллективы с гастролями — нет условий. Мы мечтаем открыть театральную школу, молодежную лабораторию, чтобы здесь кипела жизнь. И все это станет возможным после реконструкции. Это здание не предназначено для театра — это кинотеатр», — заявляет Терехов.

Сейчас в труппе 15 человек при норме в 45. Артисты вынуждены работать за троих, на их плечах порядка 20 постановок.

После реконструкции в театре появится двухэтажное кафе, где зрители смогут отдохнуть. Планируется, что там будут проходить музыкальные вечера.

— Мы говорим не только о комфорте, но и о безопасности. Знаете, сколько предписаний у меня на столе? Когда артисты бегут на выход по этим лестницам, я за них молюсь, чтобы они не убились. За что они (инициаторы петиции за сохранение здания — прим. ред.) борются? Какая ностальгия у них неожиданно появилась? Когда был объявлен конкурс три года назад, ни один из этих архитекторов не подал заявку, потому что деньги были небольшие. А как только появилось федеральное финансирование, все встрепенулись. И самое ужасное, что конструктива нет. Давайте мы не будем строить. Тогда мы теряем федеральные деньги, теряем проект, теряем театр. Это попытка убийства, — говорит руководитель ТЮЗа.

По словам Терехова, они пытались искать другой участок земли, но в городе нет подходящего. «Если мы и найдем место, то нынешний проект уже не сгодится. Там будет другой ландшафт, другая почва. Мы не можем тянуть, бюджет расписан до 2023 года и ждать нас никто не будет», — уверен директор театра.

Вместе с тем Терехов говорит, что нынешнее здание ему тоже дорого, даже больше, чем всем протестующим, ведь труппа здесь живет уже 17 лет. Именно поэтому внешний облик обновленного театра будет повторять черты старого. Там тоже будут колонны, используют те же цвета, оставят уникальный занавес. «Мы заинтересованы в том, чтобы сохранить узнаваемость. "Небольшой театр" — это бренд», — говорит руководитель.

В защиту строительства нового здания ТЮЗа выступила заместитель директора по развитию Ульяновского областного художественного музея Анна Карвалейру:

— Уважаемые архитекторы города против нового театра, объясняя это тем, что эстетически проект не удовлетворяет их вкусам. Более того, бывший кинотеатр «Родина», который подлежит реконструкции, называют сталинским ампиром и зданием небывалой красоты. Я не поддерживаю этих мнений. Да, действительно, типовое здание архитектора Зои Брод — примета сталинской эпохи, когда такие кинотеатры насаждались по всей стране, как проводники идеологии. В каждом райцентре существуют такие — серые, заброшенные уродливые пародии на эллинскую архитектуру. В России насчитывается около 80 подобных типовых зданий, которые сдаются в аренду мелкому бизнесу. А театр — один. Благодаря театру этот район в принципе зажил: фестивали, спектакли, новогодние праздники. И кто-нибудь спросил, какими усилиями достались эти субсидии от федерального центра? Почему возник вопрос о реконструкции? Сегодня здание бывшего кинотеатра «Родина» не приспособлено для театральных нужд: нет цехов — костюмерного, декорационного, бутафорского. Нет гримерок, маленький гардероб, туалеты, нет буфета, маленький зрительный зал, сама машинерия сцены оставляют желать лучшего. Актёры вынуждены хранить дома костюмы, нет возможности ставить большие спектакли. За время существования ТЮЗ сделал немало: международные фестивали, гастроли, насыщенный репертуар на любой вкус. Сколько спектаклей показали в области — не счесть! И оставлять театр в таком положении, руководствуясь только ностальгией по псевдоархитектуре, нельзя, — считает Карвалейру.

С ней согласен и политолог Эрнест Старателев.

— Не все старые здания нужно сохранять только потому, что их строили в ту или иную эпоху. Хорошие пропорции имеет и обычный железный гараж. В Ульяновске, к счастью, сохранилось много прекрасных строений, которые получше всяких «европ». И здания, которые относятся к советской эпохе, тут такие, что «не сотрёшь». Ситуация в том, что никчемный массовый проект кинотеатра, не претендовавший в эпоху Сталина на долгую жизнь, противопоставляется новому зданию, который строят для театра с учетом серьезных производственных потребностей. Такие дискуссии во времена Иосифа Виссарионовича относились к разряду вредительских, — написал Старателев в дискуссии в «Фейсбуке».

Елена Скворцова