От импорта зависит целый ряд отраслей российской промышленности, в том числе текстильной. Доля иностранного сырья на российском рынке составляет практически 100%. И хотя поставки в основном приходятся на материалы из дружественных стран, проблемы с логистикой и удорожанием сырья серьезно бьют по ульяновским текстильным предприятиям. Не добавляет оптимизма и то, что отечественные товары производятся на полностью зарубежном оборудовании. О том, как справляется отрасль в регионе со сложной ситуацией, какие первостепенные задачи нужно решить и удастся ли заменить ушедшие иностранные бренды отечественными, — в материале 73online.ru.

История показывает, что легкая промышленность всегда наращивала потенциал именно в тяжелые времена — революции, войны, рассказывает основатель бренда детской и молодежной одежды «Lana2Roсk» Светлана Горева. Сейчас перед российскими производителями, дизайнерами, открылось новое окно возможностей для продвижения своих брендов. Ушли большие холдинги, следовательно, освободились ниши.

Чтобы заменить ушедшие марки, по мнению главного организатора Ulyanovsk Fashion Week Алисы Богатовой, требуется комплексная поддержка со стороны правительства и заинтересованность предпринимателей, также должен быть интерес со стороны покупателей к российским брендам. Согласен с ней и владелец фабрики «Бостон» Эсхат Маликов — необходимы производственные мощности, хорошие условия для бизнеса. «А сейчас у нас себестоимость дороже, чем мы можем продавать», — отмечает он.

По оценке участников рынка, в Ульяновской области около 110 предприятий, работающих в текстильной отрасли, и они сейчас переживают не лучшие времена. Как утверждает Маликов, оборот продаж ульяновского рынка упал примерно на четверть. «У нас спад на 30-40%. Но верим, что это временное явление, надеемся за год выравнять объемы. Основной спад пришелся на начало пандемии, то есть 2020-2021 год, и в нынешнем планировали нарастить упущенные объемы, были все предпосылки», — говорит Маликов.

Однако предприятия столкнулись с более серьезными проблемами: отсутствие поставок сырья и оборудования из-за рубежа приводит к тому, что компаниям приходится искать новые способы выживания.

Полная зависимость от импортного сырья и оборудования

Российский рынок на 100% зависит от иностранного сырья, говорит креативный директор авторского ателье и шоурума KUZINA Ирина Малова. «У нас нет ничего своего, даже ниток. Есть какие-то ткани текстильные, например лен, скатертная ткань, но это, может, 1% от всего объема», — рассказывает Малова.

Подтверждает это владелец фабрики «Бостон» Эсхат Маликов: «В России осталось несколько текстильных фабрик, которые производят в основном ткани для спецодежды, а для гражданской они по качеству неприемлемы. Все оборудование, запчасти и сырье на 100% импортное. Мы бы переориентировались на российские комплектующие, вот только их нет. Наверное, мы единственная отрасль в промышленности, которая полностью зависит от других стран».

Что касается оборудования, то, по словам экспертов, его доля на российских производствах достигает 85% и заменить его нечем. Швейные машины используются либо китайские, либо японские и немецкие.

— Другого оборудования никогда и не было, только зарубежное, — объясняет бывший директор, владелица контрольного пакета акций текстильной фабрики «Русь» Зинаида Измайлова. — На сегодня предприятие хорошо оснащено, пока проблем нет, но что будет дальше, мы не знаем. Нам нужна их техника, а поставщикам — наш рынок, поэтому будем искать пути решения.

Некоторые фабрики пытаются через знакомые заводы получить замену комплектующих, поскольку если технологическая машинка сломается, придется работать вручную.

В связи со сложной ситуацией в отрасли вице-премьер РФ Юрий Борисов поручил Минпромторгу, Минэкономразвития и Минфину в кратчайшие сроки согласовать меры по поддержке предприятий легкой промышленности в условиях санкций. Об этом говорится в сообщении на сайте правительства. Состоялось совещание с представителями бизнеса, госзаказчиков, органов власти и контрольно-надзорных органов. Предлагается упростить госрегистрацию веществ и продукции, проработать компенсацию дополнительных транспортных расходов. Также обсуждается установление пониженного тарифа по уплате страховых взносов на заработную плату до 2025 года.

В Российском союзе предпринимателей текстильной и легкой промышленности (СОЮЗЛЕГПРОМ) также занялись проблемами отрасли: создан оперативный штаб по реагированию на изменение ситуации. «Мы собираем проблемные вопросы, которые к нам поступают со стороны предприятий. В большей степени они касаются логистических моментов и, конечно, курса рубля. Есть много направлений, в которых мы просим от правительства участия, начиная с субсидирования каких-то конкретных вещей, тарифной политики до поддержки системообразующих предприятий отрасли» , — отмечает исполнительный директор СОЮЗЛЕГПРОМа Игорь Ульянов.

Рост цен и падение объемов продаж

Из-за удорожания сырья отпускные цены подскочили на 25-30% и, по прогнозам участников рынка, снижения ждать не стоит. «Цены на материал выросли в 1,5-2 раза. Хоть курс доллара и снизился, меняются они каждый день», — поясняет Малова.

Директор бренда детской одежды «Микита» Ирина Акимова рассказывает, что себестоимость изделия увеличилась на 30%. При этом, чтобы сохранить объем продаж, компания повысила цены на 10%, сократив маржу. «Но без прибыли мы долго работать не сможем, нам нужно искать либо пути удешевления, либо повышать цены», — говорит она.

Снизилась рентабельность и на фабрике «Русь». «У нас своя большая розничная торговая сеть в Ульяновске, поэтому мы становимся заложниками большой оборотки. Сейчас мы опустились на минимальную рентабельность с целью сохранить цены для покупателя», — говорит Зинаида Измайлова.

Как рассказывает Эсхат Маликов, из-за удорожания комплектующих все вынуждены немного поднимать цены, что бьет сначала по «карману» оптовиков, дилеров, потом отражается на покупателях. Цена на сырье также зависит от НДС (20%) и пошлины (10%). «Получается, что при ввозе тканей, кроме всех затрат на перевозки, требуется оплатить еще эти 30%. Только у нас в стране такие высокие проценты».

Светлана Горева в свою очередь подчеркивает, что главное не упустить возможность внести коррективы в налоговые вычеты сферы легкой промышленности, нормативные акты и внести поправки в закон: «Я как раз над этим проектом работаю с Москвой и нашими производителями».

У многих после начала спецоперации объемы продаж сильно снизились и до сих пор не восстановились. «Покупательская активность в феврале снизилась на 70%, сейчас в среднем 50%, но из-за смены сезонов ожидаем в ближайшее время небольшой всплеск», — подтверждает Малова.

У бренда «Микита» единственный канал сбыта — маркетплейс «Вайлдберриз». Сейчас фирма начала брать заказы на подряд, то есть отшивать и для других компаний, что тоже помогает держаться на плаву. «Сотрудничали со «Сберфуд», шили для них жилетки, также для «Гулливера», для Steinberg, для «Эльфорест» шьем до сих пор. У нас в компании идет внутренняя трансформация, и мы отказались от экспериментального цеха на время, поэтому никаких новинок у нас не выходит».

Немного лучше ситуация складывается на фабрике «Элегант». По словам одного из учредителей фирмы Александра Елюкина, предприятие работало с компанией ZARA, но поскольку бренд уходит с российского рынка, контракт продлеваться до конца года не будет. При этом пока предприятие обеспечено госзаказами, поэтому о снижении объемов продаж говорить не приходится, «но рентабельность снизилась намного».

Поставщики полотна никуда не делись, но изменились правила игры

Генеральный директор Fashion Consulting Group Анна Лебсак-Клейманс рассказала РИА Новости, что крупные логистические контейнерные компании, на которые приходилось более 2/3 грузооборота, отказались от работы с РФ, а авиасообщение закрыто на 75% направлений, и пока эти вопросы не будут решены, международные поставщики не смогут нормально работать.

Проблемы с логистикой сильно ударили по отрасли. Основные поставщики производителей — из Китая и Турции. «Других мы не можем рассмотреть, поскольку надо ехать искать на какие-нибудь выставки. Китай сейчас официально закрыт из-за новой волны вируса, пока поставки от них идут, но, опять же, остро стоит вопрос цены. Пока держимся на каких-то остатках. Сейчас есть еще запас, но скоро он закончится», — рассказывает Ирина Малова.

Участники рынка говорят о наращивании усилий по работе с китайским рынком тканей и фурнитуры. Необходимо нарабатывать логистические пути, ускорить доставку всех необходимых комплектующих для швейного оборудования.

— Сейчас сложности есть, из-за нестабильности работы железных дорог и пробок на границах. Цены на доставку выросли, так как многие логистические компании закрылись или ушли с нашего рынка, — поясняет Светлана Горева.

Как утверждает Измайлова, когда доллар начал «прыгать», все поставщики стали работать только по предоплате. Помимо этого, нужно было закрывать все долги за поставленное полотно. Все это привело к недостатку оборотных средств. С этим столкнулись все предприятия, мало у кого есть запасы полотна на полгода вперед.

Поскольку ухудшилась логистика, производства обеспокоены дефицитом тканей. «В профессиональных чатах ажиотаж, до сих пор все самые ходовые позиции купить невозможно. Сразу после начала спецоперации все производители кинулись тратить все свои свободные (и не очень) деньги на ткани, скупали все подряд», — рассказывает Акимова.

По мнению экспертов, переориентация рынка на российское грозит ухудшением качества материалов и технологий. Многие производители заявляют, что и вовсе не готовы работать с отечественными материалами.

— Однозначно, что качество изделий ухудшится за счёт использования тканей российских производителей, при этом цена не ниже, чем на мировом рынке. Плюс у них и так была очередь из покупателей, которые были обязаны по условиям тендеров шить из тканей российских производителей. А теперь очередь выстроится на полгода вперёд. Российские производители тканей вообще перестанут смотреть на качество в виду отсутствия конкуренции. Да и цену они выставляют в долларах, поскольку хлопок — это биржевой товар и его стоимость зависит от цен на бирже. Мы не хотим переориентироваться на отечественное сырье, ведь тогда просядем по качеству, — добавляют в «Микита».

Из-за нарушения логистики ассортимент сократится или изменится во многих магазинах. На некоторых фабриках возможен дефицит молний и пуговиц.

— В ближайшее время мы почувствуем дефицит, но это и будет нас торопить принимать важные решения для улучшения стабильности на рынке. Дефицит коснется фурнитуры, клеевой ткани, дублерина, швейного оборудования, — отмечает Горева.

Кадры решают все

Основные проблемы отрасли — это ткани, фурнитура, сырье и кадры. Если первые три задачи решаемы, то с последней возникают трудности.

— От нас хотят видеть импортозамещение, но мы не располагаем достаточным количеством профессиональных швей, — рассказывает президент Ассоциации лёгкой промышленности и дизайна Ульяновской области, руководитель компании «BUSINESS LINE» Наталья Ланкова. — Можно купить станки, найти их — это дело времени. На одной машинке работает одна швея. У нас 20 сотрудников шьют один пиджак, каждый выполняет свою операцию. Престиж этой профессии утрачен, люди не идут на эту работу, хотя мы как работодатели создаем для них золотые условия. В советское время в Ульяновске было четыре СПТУ, они выпускали каждый год 150 швей. Разговаривали с руководством техникума отраслевых технологий и дизайна. В этом году к ним пришли учиться на дизайнера, на технолога и ни одного человека не швею. А им построили класс, 60 машинок Морозов (бывший губернатор Ульяновской области — прим. ред) поставил — и все равно никого. Проблема очень глобальная, ведь они нам нужны сегодня.

Согласна с ней и Светлана Горева, утверждая, что главная проблема на рынке — кадровый голод — колоссальная нехватка швей, портных, закройщиков и конструкторов. «Техникумы и вузы не обучают в том масштабе, как это было 20-30 лет назад. Сегодня выпускают художников-дизайнеров, а шить у нас некому. Поэтому первая и важная проблема — рабочие руки, а потом уже ткани и все необходимое для производства», — говорит Светлана Горева.

Марина Иванникова