В деле застройщика Анатолия Шмелева стадия неопределенности: стороны решают, будут ли обжаловать назначенные ему три года колонии. Ситуацию усугубляет здоровье бизнесмена: он тяжело болен и принимает десяток различных препаратов, которые взять с собой в СИЗО не разрешили. Поэтому время дорого.

Директора ООО «Силен» Анатолия Шмелева во вторник признали виновным в мошенничестве с деньгами дольщиков и дали три года колонии общего режима. Прокурор Игорь Шушин после заседания отметил, что запрашивал вдвое больше, но добавил, что вопрос об обжаловании будет решаться только после изучения приговора.

Адвокат Игорь Комлев (на фото справа) называет назначенное его клиенту наказание минимальным по вменяемой статье и указывает, что суд сократил ущерб по уголовному делу почти на 30 миллионов рублей — до 245 млн. Пообщаться с доверителем по поводу апелляции защитник не успел, но через день или два поедет к нему в СИЗО и узнает, хочет ли Шмелев продолжать судебные тяжбы. Определяющим фактором может стать состояние здоровья бизнесмена. По словам адвоката, Шмелев тяжело болен, перенес операцию за рубежом и вынужден принимать 11 различных препаратов, которые ему не разрешили взять с собой в СИЗО. Их могут назначить только в самом учреждении, но это займет время и может серьезно сказаться на состоянии Шмелева.

Защитник отмечает, что судебная практика по делам, связанным с хищениями в долевом строительстве, «очень тяжелая». В деле Шмелева, например, так и не были конкретизированы механизмы изъятия денег. «Моментом хищения почему-то считается поступление денег на расчетный счет [«Силена»]. При этом Шмелев заплатил 47 миллионов рублей налогов за это время, выдавал зарплаты сотрудникам и никакой корыстной выгодны не получал. Он не использовал деньги как свои личные — а пускал на другие дома», — говорит Комлев. Кроме того, указывает адвокат, ряд фигурирующих в деле квартир были проданы, причем по заниженной стоимости, уже инвесторами дома на Кролюницкого, а не «Силеном». Например, последняя сделка зафиксирована в 2020-м, хотя годом ранее компания была признана банкротом, а Шмелев отстранен от руководства. Это сделано, предполагает адвокат, чтобы получить компенсации от государства.

СИЗО-1 Ульяновска сейчас закрыто на карантин, поэтому до момента вступления приговора в силу Анатолия Шмелева поместили в следственный изолятор в Инзе. «Внутренне он был готов к такому решению суда, пришел с вещами, но все равно приговор стал для него тяжелейшим ударом. Его обвиняли в том, что с 2013 года он похищал деньги, а в том же году Шмелев отдал миллион долларов на строительство храма в Заволжье — естественно, он расстроен таким отношением», — говорит Комлев.

Срок, проведенный Анатолием Шмелевым под подпиской о невыезде, — а это три года — в наказание не зачли. «Это связано с тем, что подписка не ограничивает свободу», — объясняет Игорь Комлев. А вот каждый день в СИЗО будет стоить бизнесмену полтора дня колонии.

Андрей Семёнов