В областном суде сегодня продолжилось рассмотрение апелляций по делу "Ульяновскфармации" — прокуратура требует колонии для всех фигурантов, они, в свою очередь, настаивают на невиновности. Нервы у всех на пределе: один из подсудимых Евгений Коган в конце своей речи не смог сдержать слезы.

К пересмотру приговора по фармделу приступили на прошлой неделе, 2 июня. Напомним, из пятерки фигурантов реальные сроки получили только бывший депутат ЗСО Игорь Тихонов и экс-министр здравоохранения Рашид Абдуллов — 5 и 4 года колонии соответственно. На прошлое заседание обоих привезли из СИЗО в наручниках, сегодня же утруждать дорогой не стали и подключили по видеосвязи. Абдуллов, пока выступали адвокаты, читал книгу.

Бывшие топ-менеджеры "Ульяновскфармации" Евгений Коган и Ольга Кузнецова, а также еще один экс-глава минздрава Павел Дегтярь получили условные сроки. Прокурор Максим Фролов требует отправить за решетку и их тоже — якобы суд первой инстанции отвлекся на положительные характеристики фигурантов и не учел всю опасность их деяний. Абдуллову и Тихонову он просит запретить работать во власти на два года.

* Напомним, по версии следствия, Тихонов и министры вынуждали главврачей проводить объединенные торги, заключать договоры на поставку кислорода и медизделий с АО "Ульяновскфармация", а переведенными обществу деньгами якобы распоряжались по своему усмотрению. Тихонову, Когану и Кузнецовой вменяются два эпизода особо крупного мошенничества: с участием Павла Дегтяря на 2,2 млн рублей и с участием Рашида Абдуллова на 10 млн рублей.

Адвокат Абдуллова Ирина Хутарева в своей речи напомнила, что изначально позиция Генеральной прокуратуры по поводу заключения ее клиента и вообще возбуждения дела совпадала с мнением защитников — ни для того, ни для другого оснований нет. Хутарева обращает внимание, что Абдуллова назначили на должность министра, когда один из "преступных" аукционов уже был сформирован — но ему все равно вменили эти торги в вину. "Заключение Рашида Акрамовича — бесчеловечно и недопустимо!" — подытожила Хутарева.

Ирина Хутарева: "В приговоре Ленинского районного суда не отражены очень серьезные моменты..."

Адвокат Павла Дегтяря Ирина Савельева процитировала прослушку разговоров ее подзащитного с председателем Счетной палаты Игорем Егоровым. Аудитор говорил тогдашнему министру, что цены на торгах по кислороду являются законными (следствие считает их завышенными — прим. ред.). "Интересна судьба Дегтяря. Сначала, по версии следствия, он как министр входит в состав преступной группы, затем, перейдя на должность главврача, становится основным свидетелем обвинения и потерпевшим", — намекнула Савельева на абсурдность ситуации.

Игорь Тихонов в очередной раз заявил, что не мог как депутат давать указания главврачам или министрам по поводу торгов, как то утверждает обвинение: "Это все равно что судья попробует командовать в правительстве". По его словам, на процессе никто не подтвердил, что он являлся организатором и идеологом преступления, но в приговоре тем не менее это есть. Сомнению он подверг и результаты заключения экспертов, которые признали цены на торгах на медикаменты завышенными. "Они сами придумали систему анализа: брали цифры 2015 года и сравнивали с ценами 2017-2018-х". Тихонов отметил, что уже после задержания больницы продолжали платить по якобы преступным контрактам. "Почему следствие не прервало цепочку, если они были незаконными?", — задается вопросом Тихонов.

Игорь Тихонов: "Я был включён в состав этого дела абсолютно искусственно".

Рашид Абдуллов подчеркнул, что не признавал и не признает свою вину. "Мне не стыдно за свою работу. Меня судят за прямое исполнение моих обязанностей. <...> Прошу меня оправдать. Если признаете мою вину, прошу предоставить мне условное наказание, я уже три года в тюрьме", — сказал Абдуллов.

Рашид Абдуллов: "Я три СИЗО прошел за то, чего не делал".

Евгений Коган выступил с длинной речью, в конце которой не выдержал — на глазах у него навернулись слезы, а потом мужчину и вовсе стало трясти. Суд был вынужден объявить 10-минутный перерыв.

После паузы подсудимым предоставили последнее слово. Тихонов пожаловался, что 30 лет отдал Ульяновской области, а из него сделали преступника, Абдуллов — что теперь его семья доведена до нищеты, а дочь лишилась свадьбы.

Выслушав фигурантов дела, суд удалился в совещательную комнату.

Через полчаса судья зачитал решение — его формулировка вызвала затруднения даже у адвокатов. Как пояснил защитник Ольги Кузнецовой Владимир Сафронов, он и коллеги пришли к выводу, что суд изменил приговор Игорю Тихонову, Евгению Когану и Ольге Кузнецовой, но лишь чтобы устранить техническую ошибку: в тексте приговора суда первой инстанции были пропущены слова "лишения свободы", и теперь они добавлены. Наказание же для всех фигурантов осталось без изменения. Сейчас адвокаты и осуждённые взяли паузу, чтобы решить, подавать ли кассационные жалобы.

Андрей Семёнов