Общество
18.12.2019, 11:00
 11344  

Ольга Касимова о работе министром: «Мне не нужны «лайки» для себя»

73online.ru впервые встретился с одним из самых искренних и открытых министров - главой областного министерства семьи и социального благополучия Ольгой Касимовой, чтобы подвести итоги года и поговорить о положении дел в соцблоке. Непросто, но уже удается сдвинуть ситуацию с мертвой точки – за 2019 год ведомство доказало, что работает с различными категориями граждан от 0 до 100 +, приходит в дом к каждой семье и помогает преодолевать трудности.

- Ольга Михайловна, давайте начнем с самого начала, с рождения маленьких людей. Какие сейчас на региональном уровне вы ставите для себя приоритеты?

- Выполнение национального проекта Президента РФ «Демография» – на сегодняшний день главная задача, которая реализуется в министерстве. Он включает в себя пять больших портфелей. Так или иначе все они имеют большое значение для благополучия граждан, влияющих на процесс демографии, продолжительности, а также качества жизни. Кроме того, есть целевые мероприятия, которые направлены на разные категории населения – от 0 до 100 +. Я вам это сейчас постараюсь доказать, чтобы вы поняли, как сегодня кардинально меняются принципы похода к работе социального блока в регионе – необходимо прийти к каждому, кому необходима наша помощь.

Один из самых больших проектов – это рождение детей. К сожалению, на сегодняшний день Ульяновская область не выполняет показатели нацпроекта по рождаемости. Пока у нас наблюдается снижение по сравнению с 2018 годом, мы достаточно далеки от идеала. Будем честными перед самими собой. Но их не выполняет и огромное количество других субъектов РФ.

- С чем это связано?

- В первую очередь, с количеством женщин детородного возраста, этот процесс неоспорим. На сегодняшний день только три региона в России выполняют показатели – Москва (там большой поток миграции), Краснодар и Чечня. Остальные находятся в равных условиях. Однако надо понимать, если бы это не было государственной проблемой, не появился бы и нацпроект, задачи которого ситуацию исправить. А задачи очень амбициозные.

- Какое сейчас финансирование на нацпроект?

- Только на этот год было выделено порядка 1,8 млрд рублей – при этом каждый проект имеет свое целевое значение. Что касается поддержки детей, то количество мер в Ульяновской области самое большое, впереди только Чечня. Это очень важно. Мы уделяем огромное внимание региональным мерам поддержки, из которых только на поддержку семей с детьми 33 федеральные меры и 25 региональные.

- Вы анализируете ситуацию перед тем, как принять решение по введению той или иной меры поддержки? Это областной бюджет, много нареканий, что якобы деньги тратятся нецелесообразно.

- Именно по этой причине мы проводим глубочайший анализ. Выяснилось, что все меры должны иметь определенный период действия. Для себя пока мы установили границу до 2024 года. Не для того, чтобы их потом отменить насовсем, нет. Это позволит проанализировать эффективность по окончанию срока – влияет ли она на благополучие людей, выравнивает ли она финансовую ситуацию, востребована ли она среди населения. Не хотелось бы тратить миллионы из бюджета, а в итоге наши шаги окажутся бесполезными, и никто особой радости от этого не испытает.

- Как сейчас поддерживают семей с детьми?

- Семьи со вторым и последующим ребенком получают 10 тыс рублей ежемесячно. В мою молодость такой помощи не было, искренне завидую, потому что нуждаемость тогда была тоже высокая. В 90-е годы процент бедных в Ульяновской области составлял 40%, а сегодня – 17%, и для нас это все равно большая цифра, мы переживаем на этот счет. При этом мы продолжаем работать над тем, чтобы снизился данный показатель.

- Если вернуться к разговору про анализ, что сделано в министерстве уже сегодня?

- Мы создали экспертно-аналитический отдел, который проводит свою работу не только с учетом статистики, но и анализа путем социалогических опросов из разных профессиональных сред, различного возрастного состава женщин - молодых и со стажем, мы берем город и село. Делаем срезы в совершенно разных плоскостях. Исходя из этого, мы даем оценку региональным инициативам. Благодаря этому нас поддерживают и депутаты Заксобрания, за что им спасибо. Бюджет сложный, денег на все, как бы нам не хотелось, не хватает. Но меры поддержки идут серьезные.

- Что стало ясно по итогам анализа рождаемости детей?

- Мы провели анализ рождаемости первых, вторых и третьих детей в семье. На декабрь 2019 года мы имеем следующие цифры – в регионе с начала года родилось почти 4 тысячи первых детей, порядка 4,2 тысяч – это вторые дети и более 2,3 тысяч детей – это третий ребенок и последующие. При этом в сильный рост идет рождаемость третьих детей на протяжении последних пяти лет, движение вверх есть и по вторым. А вот по рождаемости первенцев кривая идет на спад. Понимая, что через три года следом пойдет снижение рождаемости вторых-третьих, допускать критической ситуации мы не можем, поэтому внедряем новую меру поддержки.

Ранее в регионе выдавалось по 50 тыс рублей на второго ребенка и по 100 тыс рублей на третьего, на первого обращали мало внимания. Потенциальные мамы откладывают этот важный этап в своей жизни. С июля 2020 года из областного бюджета будет направляться по 100 тыс рублей за каждого первенца в семье. Но есть одно ограничение – женщине должно быть до 25 лет.

- Почему вы установили такой возрастной ценз?

- Потому, что та поддержка, которая идет дальше, нацелена на то, чтобы женщина хотела и имела возможность родить второго и последующих детей. Если женщина в возрасте 35 лет родит первого ребенка – это хорошо, но маловероятно, что мы дождемся остальных. Я имею в виду, что таким образом мы ставим задачу увеличить количество многодетных семей в итоге. Поэтому будем поддерживать молодых девушек, у которых за плечами нет никакого багажа – студенток, только что трудоустроившихся на работу. Для них подспорье в 100 тыс рублей будет серьезно влиять на материальную базу и, мы надеемся, подтолкнет к желанию родить ребенка.

- Расскажите про проект «Подарок новорожденному». Известно, что после нового года всем молодым мамам в Ульяновске будут вручать большие подарочные боксы с предметами первой необходимости для малыша.

Так выглядит приданое для новорожденных, которое выдают в московских роддомах - так называемые "собянинские" боксы. В Ульяновской области с 2020 года всем малышам будут вручать аналогичные подарки

- Да, действительно, губернатор после посещения одного из родильных домов озвучил такое нововведение – на выписку с малышом молодые мамы должны получать необходимую помощь. Было предложено разработать такой подарок для новорожденного, куда войдет комплект вещей и справочная информация. На подарки новорожденным выделено 60 млн рублей, около 12 тысяч детей в 2020 году их получат. Но мы ожидаем, что их будет больше. Первые «коробки» будут вручены Сергеем Морозовым уже 1 января 2020 года. Комплекты будут просто исключительными! Мы провели целый ряд обсуждений, совещаний, спорили, высказывали свои мнения о том, что же они должны в себя включать. И потом это обязательно должно остаться на долгую память, ведь у каждой женщины есть ностальгия по этому дорогому для нее времени… Боксы будут по-настоящему достойны подарка, в них будет 12 предметов.

При обсуждении мнения разделились: мамы моего возраста говорили одно, а вот помоложе – другое. Разные взгляды у нас. Поэтому провели огромное количество ярмарок, выставок, где были представлены всевозможные коллажи вариантов.

Люди сами голосовали за наполнение! Также проводили опрос в социальных сетях. В сообществах беременных женщин был настоящий ажиотаж, востребованность колоссальная, я даже, если честно, не придала этому значения. Всего опрошено порядка 3000 человек, в итоге выбрали перечень предметов. Кроме хорошего качества, вещь должна быть востребована, а не бестолково лежать в этой красивой подарочной «коробке». Этого допускать было, конечно, нельзя. Скажу сразу, что производители должны подходить под выставленные характеристики и требования. Мы настроены на позитив, государство сегодня действительно поддерживает молодых мам для того, чтобы детей становилось все больше.

- Очень серьезный формат поддержки многодетных семей. Как с этим в Ульяновской области?

- В работе с этой категорией граждан большое влияние оказал губернатор, потому что Сергей Морозов – сам многодетный отец. Мы продолжаем поддерживать семьи различными финансовыми и содержательными мерами. Благодаря тому, что мы держим руку на пульсе, выяснили, что есть большая проблема – семьи не строятся на тех земельных участках, которые им дает государство. Сейчас за счет муниципалитетов проводятся коммуникации - это достаточно дорогое удовольствие для того, чтобы закольцевать земельные массивы, но дома строят лишь единицы.

Разбирались в этом вопросе почти полгода, делали срезы по разным категориям – это семьи с тремя детьми и более. Люди готовы строить дома, но им не дают кредиты на строительство. Я лично около 20 раз встречалась с представителями разных банков, выясняла, можем ли мы открыть какую-то кредитную линейку продуктов для многодетных. Ответ был один – все граждане в равных условиях, и особых преференций банки дать не могут. Я обратилась к главе региона с просьбой нас поддержать в этом направлении и подумать, какие варианты могут быть в их случае. Банки не дают кредиты, у правительства в бюджете тоже нет таких денег, чтобы выдавать на строительство. Да и потом, проблему надо в корне решать! Сейчас мы нашли варианты. Есть несколько категорий людей, которые хотят строить жилье – те, кто хочет взять кредит, но у них нет денег на первый взнос, и те, у кого есть небольшие средства, но им тоже нужно помочь.

- Какие варианты в итоге вы сейчас рассматриваете для решения проблемы?

- Их два. Первый – семья может получить денежные средства в размере до 300 тыс рублей для того, чтобы взять кредит на строительство, и это будет первым взносом. Второй – на финальной стадии строительства при регистрации дома правительство может компенсировать многодетным до 700 тыс рублей. Это та поддержка, которую можно вложить в исполнение кредитных обязательств, либо потратить на мебель, технику и другое обустройство дома. С 1 января 2020 года многодетные семьи могут воспользоваться такой возможностью. Хочу заметить, что данные выплаты – не случайные. Губернатор неоднократно выезжал на территории, где многодетные семьи получили участки и начали строительство домов, после чего часть из них столкнулись с рядом проблем. По итогам встреч и были выработаны подобные варианты.

- Я правильно понимаю, что на это будут потрачены средства из бюджета?

- Да, но надо понимать, финансирование не увеличивают – у нас и так практически самый большой бюджет на 2020 год среди всех ведомств – почти 11 млрд рублей. К тому же, мы избавляемся от неэффективных форм работы, поскольку не можем больше давать «пустые» меры поддержки. В результате есть 219 семей, которые уже изъявили желание строиться. Если мы на 2020 год закроем эту цифру, будет самая настоящая победа! Очень важно, чтобы в семьях не просто появлялись дети, а чтобы они росли в хороших условиях. Построенный собственный дом позволит расселить всех по своим комнатам, жить на природе и иметь свое небольшое подсобное хозяйство. Это здорово.

- Мы слышали о том, что семей начали сопровождать и помогать им в поиске своего стартапа. Какие успехи в этом направлении?

- Есть совершенно новый проект – это социальный контракт для семей, которые хотят улучшить свое положение. В этом году он вышел совершенно на новый уровень. Проект межведомственный. Причем, в нем могут поучаствовать не только многодетные, но и все, кто попал в трудную жизненную ситуацию. Социальный контракт – это возможность заключить с семьей специальное соглашение, в котором на определенную программу мы даем финансирование и выделяем ту сумму, которая необходима. Например, в семье есть десять кур, люди знают, как за ними ухаживать, готовы заниматься птицеводством, но не могут приобрести больше, потому что денег не хватает, а это подсобное хозяйство едва помогает стабилизировать ситуацию с продуктами питания. Тем самым на один год формируется программа по поддержке «зародыша» малого предпринимательства - всего 18 направлений деятельности для того, чтобы развивать свое дело. Конечно, в нее попадают семьи трудолюбивые, готовые работать. По состоянию на 1 декабря 2019 года мы имеем уже 745 контрактов. Для сравнения – по итогам 2018 года их было всего 461. Нельзя сказать, что это высший пилотаж, но я горжусь!

- В основной массе соцконтракт предназначен для семей из сельской местности?

- Да, 90% подсобных хозяйств у нас на селе – это птицеводство, кролиководство, животноводство, растениеводство, пчеловодство и другие. Но остальные - это развитие предпринимательства в городе. Именно поэтому создаются швейные мастерские, кожевенные, праздничные агентства, кондитерские, салоны красоты.

В прошлом году в городе их было всего два, а в этом году – более 10%, сейчас свое дело смогли открыть более 20 жителей региона. На 2019 год на эти цели выделено 70 млн рублей. Сейчас впервые мы начали сопровождение таких семей – не просто даем им деньги, а смотрим, как у них идет дело. Для этого заключена договоренность с министерством сельского хозяйства, в дальнейшем люди смогут получить хорошие гранты на развитие, это совсем другой порядок цифр. С нами в работе и ветеринарная служба, и налоговая, и аграрный университет с возможностью пройти курсовое обучение, кому это необходимо. Сегодня и начальники соцзащиты в муниципалитетах проводят консультации. Уже есть те семьи, которые готовы войти в корпорацию! Я всеми руками за тех, кто хочет выкарабкаться из трудной жизненной ситуации.

- А «Продовольственная карта» в регионе продолжит свою работу?

- Конечно. В этом году мы приняли решение, что такую карту номиналом в 1000 баллов (приравнивается к 1000 рублей – прим. ред.) получают те, которые, к сожалению, для себя никаких других выходов из сложной ситуации не видят. Карта выдается на срок от трех месяцев до года – в зависимости от того, насколько она необходима человеку. Это одинокие или больные люди, пенсионеры – те, которым просто нужны деньги на питание, им не хватает на жизнь. Карта действует под определенный перечень продуктов в сети магазинов «Пятерочка» - там нет «Чупа-чупсов», чипсов и алкоголя, туда включены рыба, мясо, крупы, масло, яйцо, молочные продукты. Сейчас эту меру поддержки получает порядка 6000 человек, она очень востребована. Отмечу, что работоспособных граждан мы ориентируем на другой уровень, как я уже говорила.

- Некоторое время назад Сергей Морозов озвучил, что чиновники соцблока станут семейными участковыми. Что это означает?

- Глубочайшая тема для обсуждения. Эту службу мы не держим в тайне, но идет серьезный процесс проработки по всем фронтам, пересмотр структуры. Моя принципиальная позиция – сделать качественно. Министерство очень большое, в нем работает порядка 6500 человек, оно включает в себя много департаментов, которые обеспечивают жизнь населения по полномочиям, переданного с федерального центра на территорию региона. Существует также целая сеть подведомственных учреждений, всего их 43. При этом в регионе проживает свыше 1,2 млн человек, и практически каждый третий – проходит через соцзащиту: будь то семьи с детьми, одинокие или люди старшего поколения. Мы стараемся помочь каждому.

Суть структуры, о которой говорил губернатор, - прийти к человеку. Последние три месяца в круглосуточном режиме мы над этой темой работаем, потому что ресурсы министерства для этого должны быть пересмотрены. Мы должны уйти от заявительной системы к выявительной. К сожалению, сегодня большое количество граждан, которые не знают, куда им податься.

- В чем будет принципиальное отличие структуры?

- В каждом муниципальном образовании есть отделения соцзащиты, всего в области их 27. Они работают на заявительной основе, как делалось всегда. Но как прийти к каждому? При том количестве служащих, что у нас есть, мы сможем это осуществить. Поясню: в отделениях работает 390 сотрудников, из них 190 человек занимается выплатами, и только 160 работает напрямую с людьми (всего в Ульяновской области 1 263 000 человек – прим. ред.). Дополнительного финансирования и ставок мне никто не даст, поэтому я должна что-то проработать, чтобы решить многозадачность своими силами. И главное – не породить недовольство внутри коллектива, которым придется с этим работать. Корпорационный дух мне очень важен, я призываю к откровенному разговору всех, обсуждения были горячие. Поэтому пересмотрев структуру отдела выплат, мы пробуем переиграть за счет последующего перевода части услуг в МФЦ. Высвобожденные люди будут выполнять работу семейных консультантов. Кроме того, у нас есть институт «Семья», часть сотрудников также будет закреплена на местах. На сегодняшних день за счет этих действий мы набираем порядка 457 человек – это реально те люди, которые будут работать с семьями. Это большой ресурс.

- Когда заработает новая структура?

- Мы планируем завести эту службу в 2020 году, сформировать ее на местах. Проект дорожной карты уже у губернатора, но она будет доработана. В итоге служба должна работать как часы: для этого будет закуплена новая современная техника, автомобили. На постоянном контроле будет работа и в районах, ее также будут курировать руководители регионального центра. Именно поэтому мы и просим переходный год, чтобы было время, чтобы переобучить ряд специалистов, со всеми познакомиться. Я сама лично буду встречаться со всеми структурами. Без внимания это оставить нельзя, считаю это своим делом.

- Есть ли какие-то подводные камни в работе семейных консультантов?

- Мы понимаем, что есть семьи, которые не захотят, чтобы к ним пришли. Сейчас мы отрабатываем стандарт взаимодействия с теми органами власти, которые в эту работу будут заведены. Служба семейных консультантов должна быть распределена по принципу треугольника. Первичный уровень – специалисты службы, которые выявляют проблему при посещении семьи. Кроме того, межведомственное взаимодействие, в том числе больницы, детские сады, различные образовательные учреждения, ТОСы, старшие по домам и другие. То есть соцработнику должны сообщить о той семье, куда пришла беда. Один консультант будет обслуживать до 700 семей. Это тот человек, который оценивает ситуацию, сложность выявленной проблемы, понимает, может ли решить ее силами министерства – например, поместить человека в больницу, реабилитационный центр, оформить необходимые меры соцподдержки. Если ресурсов не хватает, то подключается муниципалитет, на территории которого находится семья. Он создает консилиум под председательством главы района и туда входит весь перечисленный межвед – это уже второй уровень. Третий – если муниципальное образование не в силах решить проблему, тогда семья переходит «в руки» регионального уровня. Подход многоступенчатый. Все специалисты должны понять свое место на этой большой карте! Сейчас наблюдаем такую картину, когда человек, попавший в трудную жизненную ситуацию, начинает ходить по кругу, порой туда, где не смогут ему помочь в решении нужного вопроса. Так вот, семейный консультант – это профессионал, который, выслушав, поймет и скажет, в какую дверь надо постучаться, при этом не оставит ситуацию и будет держать все на контроле. В любом случае мы должны уйти только от заявительной формы работы с населением.

- При утверждении госпрограммы министерства в ЗСО депутаты раскритиковали недостаточное информирование населения. Как будет выстроена работа в этом направлении?

- Служба семейных консультантов будет выполнять и эту функцию тоже.

- Что происходит с мобильными бригадами в регионе, которые были анонсированы несколько месяцев назад?

- Проект должен был быть запущен с начала 2020 года, но мы стартовали уже в сентябре. Бригады созданы, 17 автомобилей с медицинским оборудованием закуплено, они есть во всех поселениях. 10 тысяч человек мы уже «проехали», из них 2,1 тысяч человек уже отправили на лечение – как выяснилось, 1/5 часть населения нуждалась в диагностике. Это очень важно. В такой момент чувствуешь радость и испытываешь ощущение востребованности! Непередаваемо.

Мы приходим к тем, кто ждет нашей помощи. Конечно, за три месяца мы проехали немного, порядка 400 поселений – это около 17%. Но уже сейчас прорабатываем форму дальнейшего сопровождения. Пока от федерального уровня рекомендаций нет, но мы уже провели несколько совещаний. Категорию граждан 65+ мы делим на три категории: условно здоровые, с хроническими заболеваниями и те, которые после операции нуждаются в реабилитации. Это истинная забота государства о человеке, без искажений.

- Расскажите об уже нашумевшем проекте «Социальная няня». Каковы успехи?

- Ульяновская область вошла с этим «пилотным» проектом в число шести регионов России. Сегодня на территории нашего субъекта работает 100 профессиональных нянь в многодетных семьях. Они приходят на четыре часа в день. Пока няня сидит с детьми, мама может сходить в парикмахерскую, бассейн или в магазин – форматов много. Около 120 семей пользуется этими услугами, наиболее активно в Ульяновске, Димитровграде, Ульяновском районе. Те, кто один раз попробовал, агитирует остальных (смеется – прим. ред.). В проекте нет конвейера, не стояло задачи запустить тысячу нянь без понимания востребованности, это работа в ручном режиме. 100 семьям из 360 тысяч стало лучше, комфортнее, удобнее – это же здорово! Данная поддержка необходима на короткий кусочек жизни, придет время, и они скажут спасибо дорогой няне, прощаясь с ней. При этом хочу заметить, это одна их лучших форм поддержки семей с детьми, которая уже доказала свою эффективность – по нашим данным реализация проекта вошла в число одних из лучших практик по стране.

- Эти няни занимаются только воспитанием и досугом малышей?

- Пока да, но уже есть и другие мысли на этот счет. К слову, сегодня все няни проходят педагогическое обучение, но уже сегодня готовится группа, которая в самое ближайшее время начнет работу с детьми-инвалидами. Они должны будут уметь делать массаж и знать, как экстренно действовать при эпилептическом приступе. Кроме того, мы продумаем и другие форматы работы.

- Как выстраивается работа с пожилым населением?

- На сегодняшний день в регионе 58 граждан, живущих больше 100 лет. А вот в возрасте 90+ - шесть тысяч человек. Например, три года назад их было вдвое меньше! То есть качество жизни растет.

Несмотря на то, что пока еще есть громадное количество проблем, вопросов и задач по продолжительности жизни, улучшению медицинского обслуживания, диспансеризации, есть и то, что уже работает хорошо. Сегодня в регионе функционирует 201 центр активного долголетия. Пять лет назад их было 20, в них ходило 10% человек, а сейчас – уже 48%. Не скрою, цифра далека от идеала, но мы сделали скачок! Проходит системный подход к работе с взрослым поколением, у нас огромное количество проектов для «серебряного» возраста – туризм, каникулы, университет, волонтёрство… Они все разные и не дублируют друг друга.

В этом году мы серьезно работаем с «Серебряным университетом» в Языково, где есть шесть направлений – компьютерная деятельность, краеведческая, декоративное творчество и прочие. Там собираются люди, желающие получить эти новые навыки и те мастера, которые готовы этому научить. Была серьезная востребованность в скандинавской ходьбе, но мы не можем сказать: «Так, ребята, берем палки в руки и пошли!», это же глупо (смеется – прим. ред.). Мы подошли к вопросу профессионально: нашли людей в УлГУ, которые помогли подготовить наших инструкторов. С каждого муниципального образования – по два человека, набрали группу из числа, как спортсменов, так и любителей. 20 дней за счет министерства шло обучение по скандинавской ходьбе, чтобы они потом занимались с людьми пожилого возраста. Мы обучили энтузиастов, влюбленных в это дело, в различных районах области.

Кроме того, у современных пенсионеров есть интерес к иностранным языкам, даже к китайскому. Это профилактика деменции и болезни Альцгеймера, когда человек постоянно думает. Моя задача – открыть такие лингвистические группы во всех районах. Пусть этих направлений будет немного, но они будут фундаментальными. А рукодельниц в Ульяновской области несметное количество! Открываются декоративные мастерские. Я бы с удовольствием сама научилась, меня приглашают уже некоторые мастерицы на мастер-классы! (улыбается – прим. ред.). Сейчас еще стоит говорить о том, что часто за досугом к нам обращаются не только люди, вышедшие на пенсию, которым 65+, но и граждане предпенсионного возраста. И мы им не отказываем: во-первых, они ждут общения, во-вторых, мы захватываем тему молодых инвалидов, которым, к сожалению, дальше наших реабилитационных центров пойти некуда. Для бюджета эти мероприятия стоят копейки, но они несут невероятную ценность для населения.

- Как министерство продолжает работу с инвалидами? Ведь в 2019 году в Ульяновской области провелась колоссальная работа по открытию мини-филиалов для реабилитации детей в глубинке.

- Это правда, в этом году мы реализовали очень важный проект. Меня охватывает гордость за то, что теперь мы не только силами реабилитационных центров проводим восстановление детей-инвалидов. К сожалению, есть те, которые до этих областных учреждений не доедут в силу собственной немобильности, а есть и те, которые почти год стоят в очереди на реабилитацию. Мы понимаем, что человек, и без того страдающий, не получающий от жизни большой радости, ущемлен еще и здесь… Когда я предложила губернатору попробовать открыть в ряде муниципалитетов микро-реабилитационные центры, он одобрил, но сказал: «Ты не угадала, ты откроешь не несколько, а все».

Поэтому в 2019 году мы открыли 26 центров. Муниципалитеты подготовили подходящие здания с отоплением, а мы насытили их оборудованием на 3 млн рублей в каждый район области, оплачиваемыми кадрами по разному спектру деятельности – пока по четыре человека в каждом отделении. Теперь не надо ехать в Ульяновск из дальнего села, прождав почти год в очереди на реабилитацию. Можно приехать в филиал при муниципалитете и получить ряд услуг, а уже затем – в областной центр. Есть четкое понимание того, что эти микро-отделения в районах должны оказывать не только реабилитационные услуги, но и организовывать сообщества по интересам. Теперь есть клубы, где они общаются, делятся рецептами, угощают друг друга пирогами, организовывают праздники – сами делают досуг, которого раньше никогда не было. Это надо видеть благодарные глаза родителей больных детей… Сердце рвется. Дорогого стоит, когда ты понимаешь, что твои действия приносят результат. Кстати, муниципалитеты было тяжело «свернуть» на поиск подходящих помещений более 100 м2, ремонта, отопления, потому что это – местные бюджеты. Мы боролись и у нас получилось. И при этом губернатор был прав, когда сказал, что подобные отделения должны быть в каждом районе – ведь не каждая семья может добраться до соседнего района, для того, чтобы заниматься в центре. Все оборудование приобреталось на выигранные гранты, у нас теперь так горят глаза, что хочется участвовать вновь и вновь, чтобы продолжать улучшать условия этих центров. Кроме того, в 2020 году в регионе будет реализован проект «Домашний микрореабилитацинный центр». Специалисты междисциплинарной бригады будут выезжать на дом к ребёнку, который по состоянию здоровья не может посещать реабилитационные центры.

- Вы всего год работаете в должности министра соцразвития, до этого долгие годы занимали различные позиции в сфере образования. Каково это? Удалось сплотить команду единомышленников?

- Повторюсь, что все меры поддержки хорошо продуманы, мы много советуемся с общественниками, ко мне все привыкли, начали узнавать в разных структурах… (Ольга Касимова была назначена на пост министра 11 месяцев назад, в начале 2019 года – прим. ред.). Я провожу мозговой штурм и с коллегами-чиновниками из других отраслей, все предложения кладу в копилку, ничто не остается без внимания. Это все делается не для того, чтобы я получила галочку напротив своей фамилии от руководства, для себя мне «лайки» не нужны. Но я вижу, когда людям становится хорошо от работы моей команды, заметно, как у них меняется отношение к жизни, настроение в семье! Мы против иждивенчества, за то, чтобы люди получали нужную поддержку, которая принесет им пользу. Бывает, знаете, возникает какая-то идея и я сама себе говорю: «Ну, все, это я уже точно не сделаю, это нереально!». А когда начинаешь делать, понимаешь, что есть выходы, они порой тяжелые, но в этом деле вся моя душа… Что касается моей команды – могу сказать открыто – мы единомышленники, которые вместе находим выход из разных трудных ситуаций и стараемся сделать это с пользой для человека.

Дарья Косаринова

Читайте также
24.01.2020, 17:04 Татьяна Вельсвейс просит подписать петицию против убийства собак и кошек
24.01.2020, 12:00 Конкурс "Миссис Ульяновск", симфонический концерт и вечеринки на Татьянин день: куда пойти в эти выходные
23.01.2020, 10:45 В 2020 году в Ульяновской области благоустроят 130 дворов, 17 общественных пространств и 322 территории в ТОС
22.01.2020, 12:00 Школы Димитровграда попали под арест
21.01.2020, 13:10 В Ульяновской области отремонтировали более 27 км федеральных автодорог

Действующие лица

Касимова Ольга Михайловна
Министр семейной, демографической политики и социального благополучия Ульяновской области
Поделись новостью в социальных сетях
Популярные новости
1 Января 1918
Иван Сивопляс
18 сентября 2019 года в Барышском районе, в селе Старотимошкино дотла сгорел старинный двухэтажный дом. До 1918 года он и окружавшая его усадьба принадлежали знаменитымРод Акчуриных не раз играл важные роли в жизни России, Среднего Поволжья, Симбирско...
О проекте Редакция Сообщить новость Архив новостей Подписка Условия перепечатки Реклама на сайте Контакты
Политика об обработке персональных данных (doc)
Все права на статьи, схемы, материалы и фотографии, размещенные на сайте, принадлежат редакции,
интернет-ресурсам или физическим людям, которые указаны в описаниях.
Все не авторские статьи редакции, фото и материалы имеют ссылку на первоисточник, за которыми сохранено авторское право.
Перепечатка материалов сайта разрешена при условии письменного согласия редакции и/или автора статьи, материала, фотографии.
Разработка сайта - dv.studios
73online.ru
© 2008-2018. "Ульяновск онлайн", www.73online.ru, 18+
Учредитель: ООО "СИБ". Главный редактор: Биджанов К.В.
Свидетельство СМИ "Эл № ФС77-36684" от 29.06.2009 г. выдано Роскомнадзором.
432011, г. Ульяновск, ул. Радищева, дом 90, офис 1
+7 (8422) 41-03-85, телефон рекламной службы: +7 (9372) 762-909, mail@73online.ru
Яндекс.Метрика
Top.Mail.Ru
Rambler's Top100
Наверх