В соцсетях у Андрея Ванькина статус "Невозможно — это всего лишь большое слово, за которым прячутся маленькие люди". И для него это не просто пацанская цитата: Андрей не видит больше 20 лет и за это время он стал чемпионом России по дзюдо для слабовидящих и членом паралимпийской сборной РФ. А этим летом Андрей Ванькин совершил восхождение на Эльбрус и рассказал об этом 73online.ru.

- Я вырос в Кузоватово. Местность около нашего дома была неровная, и в детстве мы с другом часто лазали там по оврагам. Копая в песке углубления для ног и рук, поднимались по отвесным обрывам. Очень мне это скалолазание нравилось, наверное, тогда и начал мечтать о горах.

В 2012 году на сборах российской паралимпийской сборной познакомился с двумя девушками из женской паралимпийской сборной по дзюдо, у которых тоже оказалось свободное между тестами время. Мы решили съездить на Эльбрус. Самое сильное впечатление тогда я получил на канатной дороге - ощущение крошечного себя в бесконечно огромном пространстве было жутким. Мы поднялись где-то на высоту 4200 м, и стоя там, я решил совершить на Эльбрус настоящее восхождение. Сразу сказал об этом девушкам, но они мне, кажется, не поверили.

Федор Самсонов, директор школы дзюдо, в которой я занимаюсь, к моей идее поначалу тоже отнесся с сомнением. Он - опытный альпинист, не раз бывавший на Эльбрусе, напомнил мне, что я - спортсмен, и посоветовал сосредоточиться на тренировках. Его позиция изменилась, когда он узнал, что я рассматриваю варианты коммерческого восхождения. Он сказал, что это глупость, и обратился в ульяновское отделение Русского географического общества. Его попечительский совет решил мне помочь.

В экспедицию в июле этого года вошли опытные ульяновские альпинисты - Станислав Кушманцев, Сергей Косинский, Федор Самсонов и Александр Анучин. Мы прибыли на гору, начался процесс акклиматизации. Чтобы ему способствовать, мы начали совершать пробные выходы, дважды перед штурмом - сначала на высоту 4400 м, потом на 4700 м, до скалы Пастухова (каменная гряда на южном склоне Эльбруса получила название в честь российского альпиниста и военного топографа Андрея Пастухова, занимавшегося изучением Кавказских гор - прим. ред.).

Самой тяжелой на горе была первая ночь, когда мы вернулись с первого пробного выхода. Я, конечно, старался держаться, но мне было очень плохо - болела голова, тошнило. В спальном мешке я думал: "Если мне сейчас, на этой высоте, так плохо, то что со мной будет, когда мы пойдем выше?". Страшно не было, давил груз ответственности: я столько людей поднял мне помочь и вот могу их подвести из-за плохого самочувствия. Тяжелая была ночь.

Но утром стало легче, и постепенно я привык. Альпинистским навыкам я был обучен неплохо, мы с командой всю зиму тренировались на волжском косогоре в районе политеха или в Сенгилеевских горах. Учились ходить в связке, тренировали ситуацию ее обрыва… На Эльбрусе было трудно идти только первый день, потом мы начали работать в лад (ребята, подозреваю, просто подстроились под меня) и стали передвигаться быстро и уверенно.

Тренировки в Ульяновске

В ночь штурма мы вышли в полночь и к восьми утра были на седловине между двумя вершинами. День нам обещали прекрасный, синоптики сообщали, что погода испортится только во вторник. Но она вдруг начала резко портиться утром в понедельник, когда мы стояли между вершинами. Мне-то ладно, я не вижу, а вот остальные сильно испугались, когда видимость вдруг упала метров до пяти и вдобавок к снегопаду ударил сильный шквалистый ветер из Грузии. Ветер я хорошо почувствовал: чуть повернешь лицо - и охапка снега с силой летит тебе в лицо.

Эльбрус - гора коварная. Она так-то не сложная для восхождения, но погода тут меняется быстро и непредсказуемо, а в непогоду, когда флажков и других меток не видно, легко можно уйти куда-то, где тебя никогда не найдут. На этой простой для восхождения горе ежегодно гибнут люди.

Станислав Кушманцев, как руководитель группы, сказал, что мы возвращаемся. Остальные его поддержали. Я понимал, что до вершины осталось 240 метров, и у меня вряд ли будет вторая попытка. Но, конечно, лучше всем было вернуться живыми, чем войти в историю.

Андрей Ванькин продолжает надеяться когда-нибудь вернуться на Эльбрус и пройти эти метры. Может быть, и вернется, ведь в его случае "невозможно" - это всего лишь слово.

Максим Кузнецов

Главное фото: ульяновские паралимпийцы Андрей Ванькин и Ольга Забродская на фоне Эльбруса, фото из "ВК" Андрея Ванькина