В Ульяновске на Верхней террасе замерзает целый дом. Газ в нём отключили ещё в девяностые, горячую воду — в нулевые, температура в квартирах этой зимой — 12 градусов… Жильцы говорят, что носят дома зимнюю одежду, а греться ходят в магазин — и никому до них нет дела, ни коммунальщикам, ни властям.

Дом с непонятным статусом

Небольшой кирпичный дом на шесть квартир №78Б на улице Брестской на Верхней Террасе был построен в середине 70-х и с тех ни разу не ремонтировался. У него нелегкая судьба: это пристройка к пожарной части, в которой в советское время получали квартиры семьи пожарных. В девяностые пожарную часть расформировали, в 2016-м началось банкротство завода «Комета», на территории которого находится дом.

Но жилое здание еще за год до этого банкротства передали на городской баланс. С 2015 года его передавали друг друга разные управляющие компании, которые отказывались от дома, как только понимали, сколько с ним проблем. Фундамент давно размыло водой, и за лето из него вырастают деревья высотой до третьего этажа. Протёки с крыши проходят вниз на несколько этажей, как раз рядом с щитком электропроводки на третьем этаже.

В 1995 году жильцов дома оставили без газа, ссылаясь на невыгодность обеспечения всего шести квартир, в 2000 году — без горячей воды, снова по той же причине. Сейчас дом отапливается электрокотельной, к которой у жильцов не то что нет доступа, они даже не видят счётчик, по которому им начисляют платежи. Суммы приходит неслабые, по 11-12 тысяч рублей за месяц.

Однако температура в квартирах за эти деньги сейчас 9-12 градусов тепла. В пустых помещениях, откуда жители съехали, — 6 градусов. Люди подозревают, что холод в их квартирах это результат сознательного занижения температуры электрокотла аварийной службой. Той просто не хочется постоянно ездить на вызовы по этому адресу, так как чтобы открыть котельную, надо брать ключи на «Комете», а это всегда сложно. Проще держать котёл на минимальной температуре, чтобы обходилось без аварий, и больше об этой проблеме не волноваться.

Главная проблема дома — запутанный юридический статус. Там нельзя приватизировать квартиры, и люди живут по договору социального найма. Несколько лет назад в дело вмешалась прокуратура, добилась для дома статуса нежилого помещения. Видимо, рассчитывали помочь с расселением. Но в итоге только стало хуже: теперь чиновники отказывают в решении любых проблем, то утверждая, что помещения жилые, то что нежилые, в зависимости от того, как им выгодно.

Поэтому люди боятся съезжать в манёвренный фонд, что им неоднократно предлагали чиновники. На Брестской они хотя бы защищены договором соцнайма, а в манёвренном фонде их через пару лет просто попросят выселиться — и что тогда? Они говорят, что не просят улучшения условий, согласны на любое жилье, но лишь бы с защищенным правами.

Тем более, что по всем расчётам ремонт дома обойдётся гораздо дороже его расселения.

Чувствуют себя ненужными

Этой зимой, когда ударили сильные морозы, чиновники районной администрации посоветовали жильцам снять квартиры или комнаты, чтобы поберечь здоровье. Но одновременно платить и за аренду, и за коммуналку по 12 тысяч нет возможности.

Татьяна Казянина живёт в квартире с мужем, сыном и 11-месячным внуком. Для ребёнка в эту холодную зиму пришлось снять комнату, оставаться на Брестской ему было опасно. Бабушка и дедушка остались, ходят в зимней одежде. Их соседка Людмила Кудряшова рассказывает, что часто посещает близлежащий магазин, не за покупками - погреться.

Женщины говорят, что неофициально чиновники сказали им: ваши проблемы реально может решить только первое лицо, своим конкретным распоряжением. Только тогда система заработает. Посоветовали обратиться к тогдашнему главе города Вавилину. Но попасть на приём так и не вышло, несмотря на множество попыток. Пытались попасть и к нынешнему и.о. главы города Звереву — не принял.

— Вы спросили, каково это, чувствовать себя ненужными людьми, — говорит на прощанье Татьяна Казянина. — Это очень обидно — видеть, как от тебя все отворачиваются. Просто потому что ты слишком сложная проблема и про тебя лучше забыть. Но ведь мы же не опустившиеся, не пьющие, мы тут все нормальные люди. Посмотрите, в наших квартирах чисто, в нашем подъезде мы делали ремонт сами (он, правда, давно уже был, но его делали мы, а не государство), мы убираем придомовую территорию… Ну как это может быть, что посреди нашего города мы просто замерзаем во всеобщем равнодушии?

Александр Стрельцов

Фото и видео автора