В декабре исполнилось 125 лет со дня основания Ульяновского областного художественного музея. В празднование юбилея вмешался коронавирус, переместив все поздравления в онлайн-режим. По словам заместителя директора по развитию музея Анны-Маркеш Карвалейру, наряду с непривычностью zoom-формата необходимо отметить его общедоступность, экономичность и удобство. Благодаря интернет-технологиям и вопреки пандемии ульяновский коллектив смогли поздравить коллеги из ведущих культурных организаций России – Эрмитажа, Третьяковской галереи, Государственного музея изобразительных искусств, Российской академии художеств, Русского музея, Союза художников и др. Обширные связи художественного музея не только обеспечивают обмен опытом, но и «привозят» в город интереснейшие экспозиции – о них, а также о многом другом, мы побеседовали с Анной-Маркеш. Сегодня она, кстати, празднует день рождения, поэтому повод для интервью двойной. Разговор быстро вышел за локальные рамки и затронул тему взаимодействия культуры и общества. Ее мы даем в видеоформате, а о делах сугубо музейных повествуем текстом.

Как работает музей в условиях пандемии?

– Мы открыты для посетителей, работаем группами с ограниченным составом участников и обязательным использованием средств индивидуальной защиты. Прекращены массовые мероприятия, но проводятся небольшие лектории, формат которых позволяет обеспечить безопасность – человек на 10-20. Ограничения стимулируют креативный процесс, мы буквально вынуждены придумывать что-то новое: онлайн-лекции, виртуальные экскурсии, zoom-конференции и т. п. К тому же на 2021 год в рамках нацпроекта предусмотрено достаточно серьезное финансирование для внедрения в музее цифровых технологий. Прежде всего речь идет о создании дополненной реальности для различных экспонатов – это позволит увидеть их в совершенно ином свете, в новом контексте. В планах также модернизация наших сайтов, в частности, организация онлайн-продажи билетов. И, конечно, будем оцифровывать наши коллекции, продвигать новые формы, приучать к ним аудиторию.

На каких флагманов музейного мира вы равняетесь? Чей опыт перенимаете в первую очередь?

– Это, конечно же, Пушкинский музей, который сейчас является методическим центром – там есть отдел цифровых технологий, который помогает российским музеям их внедрять. В 2015 году в Ульяновске открылось его представительство – в музее изобразительного искусства ХХ-ХХI веков, что на ул. Льва Толстого, 51. В то время этот музей как раз распахнул свои двери после реставрации. За это событие мы должны сказать огромное спасибо заведующей Елене Николаевне Сергеевой, которая является выдающимся искусствоведом.

Елена Николаевна Сергеева

Открытие представительства стало возможным во многом благодаря ее личным связям с руководительницей Пушкинского музея Ириной Александровной Антоновой, которая, к сожалению, в прошлом году ушла из жизни. Это очень плодотворное сотрудничество – например, ульяновцам были представлены выставки картин Пикассо, Шагала, Дали, Тышлера, скульптур Родена. Совместные проекты с Пушкинским музеем – всегда очень интересные, неординарные, выстреливающие. Мы продолжаем сотрудничество – хотим в этом году привести сюда выставку работ Альбрехта Дюрера и приурочить ее к 550-й годовщине со дня его рождения. Для этого необходимо, чтобы наша заявка была поддержана оргкомитетом Дней Германии в Ульяновской области.

«Рыцарь, Смерть и дьявол» - одна из самых известных гравюр Альбрехта Дюрера

Также равняемся и стремимся к сотрудничеству с Национальным музеем Казани, который недавно был отремонтирован и модернизирован, у которого очень большая интересная коллекция. Хотя, повторюсь, многие планы разрушил коронавирус. Надеюсь, что в наступившем году мы обменяемся рабочими визитами и приблизимся к каким-то совместным проектам.

Цифровизация, виртуализация и тому подобные чудеса – когда это станет доступным для ульяновской аудитории?

– Уже в этом году! На средства, выделяемые по Национальному проекту, будет осуществлен первый этап цифровизации. Полагаю, что во втором полугодии, прекрасной теплой пластовской осенью мы представим наши новые цифровые проекты.

Как научиться понимать современное искусство?

Какие проблемы сегодня стоят перед музеем?

Самая большая и злободневная – это проблема площадей. Мы с белой завистью смотрим на Ленинский Мемориал, на реконструкцию и модернизацию которого выделены миллиарды рублей, на новое здание государственного архива, которое наконец-то выделено – специалисты ждали его годами. Мы же пока делим помещение с краеведческим музеем, испытываем серьезные трудности с размещением наших фондов. Из-за этого мы вынуждены демонстрировать лишь небольшую долю наших коллекций. Это также ограничивает возможность сотрудничества с международными музеями, мы не соответствуем их высоким требованиям по экспонированию, безопасности и хранению.

У музея должна быть собственная миссия и концепция, как это в свое время сделала Ирина Александровна Антонова. Лично для меня она образец.

Ирина Александровна Антонова

Из одного музея она сделала одиннадцать – через развитие филиальной сети в Москве. Пушкинский музей стал лицом столицы, лицом страны. Мы хотим, чтобы наш музей был таким же – значимым, актуальным. А также модным и интересным. Но для этого нужно решать вопрос с помещением. Без этого никак.

Как в наше цифровое время привлечь аудиторию в очень аналоговый музей?

– Людей привлекают события. Поэтому чем больше событий, тем больше внимания. Вот, например, у нас есть знаменитая картина «Екатерина II» кисти Левицкого – почему бы в Ночь музеев не устроить просмотр сериала «Великая» нон-стоп? Молодежь знает этот сериал, но совершенно не в курсе, что в нашем музее экспонируется огромный парадный портрет русской императрицы.

Парадный портрет Екатерины II - экспонат Ульяновского художественного музея

Музеи активно работают над привлечением новой аудитории – молодой, активной, любознательной, платежеспособной. В Ульяновске пока не удается это сделать. Эпизодически случаются подобные соприкосновения: допустим, собирается группа IT-шников и по фану идет на Ночь музеев – все музеи открыты, выставки бесплатные, везде много событий, все круто! Но это не перерастает в традицию. Они не приходят на открытие выставок, не проявляют какого-то специального интереса к искусству. Такая проходящая история, не оставляющая особого следа – в СМИ не попали, в Инстаграм не выложишь, так как непонятно подписчикам. Но уже хорошо, что есть контакт – его нужно использовать, вовлекать все больше и больше, создавать события именно под эту аудиторию.

Я помню, что раньше в музеях проходили студенческие лектории, когда студенты гуманитарных факультетов изучали таким образом историю искусств. А это ведь дает потрясающий эффект, когда узнаешь об эпохе Возрождения, рассматривая некоторые ее шедевры. Дошли до классицизма? Вот вам портрет Пьера Леграна, допустим.

Парадный портрет Пьера Леграна - экспонат Ульяновского художественного музея

Конечно, необходимо поменять подход к экспонированию. Необходим кураторский подход, когда выставка подается как большой интересный фильм.

Как современное искусство влияет на общество?

Совсем недавно было время, когда имя Пластова гремело и в регионе, и за его пределами. Сейчас, увы, не так. Есть ли будущее у пластовской темы?

– Очень надеюсь на то, что у темы Пластова очень интересное будущее. Я не буду лишний раз говорить, что Аркадий Александрович великий, народный, наш – это всем известно. Он, кстати, один из самых дорогих художников мира – школа русского реализма очень ценится.

Возвращается мода на гиперреализм в искусстве, на большие живописные полотна. Никакие инсталляции этого не вытеснят. И в этой связи Пластов невероятно актуален – он возвращает человека на холст. Это уникальное настроение, неповторимая эмоция.

Имя Пластова остается туристическим брендом. Наш филиал в Прислонихе очень развился в последнее время. Восстановлена церковь, которую построил отец Аркадия Александровича. Открыт дом художника. Прислониха должна стать туристической Меккой, для этого сформирована вся необходимая инфраструктура – головной музей, храм, дом, резиденции художника. В самарском Ширяеве, на родине Репина, с огромным успехом проводится Ширяевское биеннале – эвент международного уровня. Из-за этого пришло развитие и в деревню. Наша Прислониха должна стать аналогичной точкой на художественной карте России и Европы. Здесь уже проводится международный пленэр для молодых художников, но нужно идти дальше, пробовать новые форматы.

Юные художники на пленэре «Пластовская осень»

Усадьба Пластова получила статус заповедника, и теперь это официальная историческая достопримечательность, доступная для посещений туристов. Предстоит серьезная работа с туристическими операторами по направлению сюда туристических потоков.

Еще одно направление – это международные контакты. Скажем так, «Пластов на экспорт». Оно очень ярко начиналось в 2011 году. Планировалось, что Пластовская премия станет международной, но тогда удалось выйти только на уровень СНГ. Я думаю, что эта история должна продолжится, потому что в ней есть потребность. Есть много художников, которым близок русский реализм. Почему бы не наладить международный творческий обмен под брендом «Аркадий Пластов».

Правда ли, что цензура стимулирует творчество?

Ты наблюдаешь за современным искусством, и, в том числе, за современными ульяновскими творцами. Кого можно выделить?

– У нас есть несколько поколений художников. Выделить можно многих. Во-первых, это наши народные, наш костяк, члены Союза художников. Тот же Аркадий Ефимович Егуткин, который в этом году отмечает юбилей.

Аркадий Егуткин в этом году отметит юбилей

Борис Николаевич Склярук, Виктор Сафронов, уже покойный Дягилев… Есть более молодое поколение, ярким представителем которого является Валентин Бобыльков. Следующее поколение, которое еще младше – это очень интересный и востребованный иллюстратор Павел Клементьев, абстракционист Александр Щегольков. Клевогины, Горшуновы, Сайкова и так далее.

Что делается в регионе для того, чтобы реально помочь молодым художникам?

– Не так давно у нас появился Молодежный центр современного искусства (Ленина, 83). Мы планируем сделать его одновременно и галереей, и продюсерским центром для молодых художников. Помогать им писать заявки на биеннале – например, недавно так помогли художнику-каллиграфу Юрию Вольфовичу попасть на Биеннале современного искусства в «Гараже» (Российский музей современного искусства). Юра стал первым ульяновским художником, который попал в «Гараж».

Юрий Вольфович

Планируем создать базу авторов, помогать им продвигать и продавать свои работы – в общем, кураторствовать. Возникло очень интересное творческое объединение «Куб» под руководством Антона Костина – недавно они выставлялись в «Квартале», получилось очень идеологизировано, с левым уклоном: про феминизм, антикапитализм и т. д. Очень надеюсь, что наш центр молодежного искусства будет как раз про это – про максимально свободное творчество молодых людей.

Современный художник и власть – возможно ли сотрудничество?

Андрей Арсентьев