В Нижнем Новгороде около здания регионального управления МВД покончила с собой нижегородский журналист, главный редактор информационного портала Koza.press Ирина Славина (Мурахтаева). Ее коллеги и знакомые считают, что причиной ухода журналистки из жизни стало давление правоохранительных органов. Перед смертью Ирина Славина написала на свой странице в Facebook: «В моей смерти прошу винить Российскую Федерацию». В региональном управлении СК РФ по Нижегородской области назвали сообщения о том, что гибель журналистки связана с прошедшим накануне обыском в ее квартире, «не имеющими под собой никаких оснований». В ведомстве заявили о проведении посмертной психолого-психиатрической экспертизы.

«В моей смерти прошу винить Российскую Федерацию»

В 15:20 журналистка опубликовала в соцсети сообщение: «В моей смерти прошу винить Российскую Федерацию». Поначалу мало кто из подписчиков воспринял его всерьез. Как пишет WhatsApp-канал ГУ МЧС по Нижегородской области, спустя 10 минут на 112 поступило «сообщение о возгорании на улице Горького у дома 71. По прибытии было обнаружено тело человека». По информации пресс-службы МЧС и со слов очевидцев, женщина привязала себя к лавочке рядом со зданием управления МВД. Ее пытались спасти, однако сделать это не удалось. Она погибла на месте трагедии.

Весь вечер на место гибели Ирины Славиной несли цветы и ставили зажженные свечи. Один из активистов пришел с плакатом, на котором процитировал ее прощальное послание. После снятия оцепления горожане смогли пройти к месту трагедии. К вечеру перед зданием управления МВД собралось больше 100 человек. К концу дня под последним постом Ирины Славиной было уже 3,5 тысячи комментариев.

«Искали брошюры, листовки, счета «Открытой России»

Накануне, 1 октября, Ирина Славина написала на свой странице в Facebook, что у нее прошел обыск.

«Сегодня в 6:00 в мою квартиру с бензорезом и фомкой вошли 12 человек: сотрудники СКР, полиции, СОБР, понятые, - написала журналистка. - Дверь открыл муж. Я, будучи голой, одевалась уже под присмотром незнакомой мне дамы. Проводили обыск. Адвокату позвонить не дали. Искали брошюры, листовки, счета «Открытой России», возможно, икону с ликом Михаила Ходорковского. Ничего этого у меня нет. Но забрали, что нашли - все флешки, мой ноутбук, ноутбук дочери, компьютер, телефоны - не только мой, но и мужа, - кучу блокнотов, на которых я черкала во время пресс-конференций. Я осталась без средств производства. Со мной все нормально. Но очень настрадался Май. Его до 10:30 не давали вывести на улицу».

Оперативные действия были связаны с возбуждением уголовного дела в отношении основателя нижегородского отделения «Церкви летающего макаронного монстра» Михаила Иосилевича, которого подозревают в сотрудничестве с «Открытой Россией» Михаила Ходорковского, внесенной в список нежелательных в России организаций. Ирина Славина проходила по этому уголовному делу свидетелем.

В тот же день Ирина Славина в интервью изданию The Insider рассказала, что никак не связана с «Открытой Россией». Она предположила, что правоохранительные органы могут считать, будто «Открытая Россия» финансирует акции протеста в Нижнем Новгороде против реконструкции крупнейшего городского парка «Швейцария», на которую из бюджета РФ выделили 4 млрд рублей. «Люди выходят совершенно добровольно и каждый вторник встают в «живую цепь» возле парка. Я, как журналист, не могу пройти мимо этих событий и писала об этом. Более того, я дважды вставала в цепь сама, потому что происходящее не может не затрагивать меня, как жителя Нижнего Новгорода и гражданина. Это возмутительная ситуация, этот распил на 4 млрд рублей. На публичных обсуждениях граждане категорически высказались против застройки парка. Власти этим пренебрегли, и дальше, как это часто бывает, была создана квазиобщественная организация с общественными палатками, которые с удовольствием подыграют власти в любом спектакле», – цитировал Ирину Славину The Insider.

«Мечта о профессиональной свободе»

Ирина Славина создала проект Koza.press в 2015 году. Как она рассказывала в интервью «Правде ПФО», «на тот момент это была даже не идея учредить собственное СМИ, а просто мечта о профессиональной свободе». Долгое время Ирина была «и за корреспондента, и за выпускающего редактора, и за оператора». Девизом Koza.press стало «Новости Нижнего Новгорода и Нижегородской области без цензуры». Ирина Славина подчеркивала, что проект существует исключительно на добровольные пожертвования читателей.

Как рассказал «Росбалту» адвокат правозащитной организации «Агора» Евгений Губин, представлявший интересы журналистки, в последнее время «у Иры было очень много административок, ее постоянно вызывали в полицию, в суды, мы пытались отбиться. Причем ее признавали виновной по всем этим делам. Штрафы были приличные: 60-70 тысяч рублей. У нее не было денег для оплаты, и она очень переживала по этому поводу».

В частности, один из штрафов был наложен за организацию 24 февраля 2019 года незаконного шествия с портретом Бориса Немцова (российский политический и государственный деятель, бывший губернатор Нижегородской области – прим. ред.) по центральной улице Нижнего Новгорода.

В октябре 2019 года Нижегородский районный суд оштрафовал Ирину Славину на 70 тысяч рублей по статье за неуважение к власти за пост об установке мемориальной доски Сталину в городе Шахунья. Журналистка предложила переименовать город, после того, как там «на доме повесили морду Сталина», и переставила в названии буквы, в результате чего название города стало звучать неприлично.

Ирина Славина

«Преступление, за которое должны ответить»

Глава «Комитета против пыток» Игорь Каляпин на своей странице в Facebook выразил уверенность, что проведенный у Ирины Славиной обыск был организован, чтобы оказать на нее психологическое давление. «Не сомневаюсь, что эта травля была организована ФСБ, которая имела огромный зуб на Ирину. Славина обвиняла чекистов в фальсификации «террористических» дел», - сообщил Игорь Каляпин. - Нисколько не сомневаюсь, что вся эта серия обысков с СОБРом, укладыванием обыскиваемых мордой в пол и прочими «масками-шоу» была вызвана вовсе не поисками привидения Ходорковского, а замышлялась именно как психологическая атака на нижегородских активистов, которые посмели помечтать выдвинуться в местные органы власти».

«Не сомневаюсь, что именно на психологический эффект и рассчитывали те, кто ее задумывал и те, кто осуществлял. У каждого своя нервная система и свой болевой порог... Поздравляю вас, твари, с удачно осуществленным мероприятием. У вас всё получилось в этот раз», – написал Игорь Каляпин.

Гибель Ирины Славиной прокомментировал в своём официальном аккаунте в Twitter Алексей Навальный: «Против Славиной сфабриковали уголовное дело по политической статье, вчера ей устроили обыск с выпиливанием дверей и изъятием техники. Это самое настоящее доведение до самоубийства. Преступление, за которое должны ответить не только «силовики» Нижнего Новгорода, устроившие многомесячный непрекращающийся харрасмент оппозиции в городе (вчера обыски и допросы прошли у многих, включая координатора нашего штаба). Должны ответить и те в Кремле, кто отдавал им приказы».

Журналист Алексей Пивоваров в телеграм-канале «Пивоваров (Редакция)» подчеркнул, что на его памяти это первый случай, когда в России в мирное время сгорает заживо журналист. «Откровенно говоря, журналисты — одна из относительно защищённых социальных групп в России (по крайней мере, в том смысле, что у них есть прямой доступ к публичности). Но если даже журналисты в конечном итоге не могут справиться — психологически или по другим факторам — то в очередной раз с ужасом думаешь, сколько обычных людей в России пропадает под этим катком — и о них вообще никто не узнает», - написал Алексей Пивоваров.

Нижегородский бизнесмен Лев Тарабарин, сотрудничавший с журналисткой, предположил в разговоре с «Коммерсантъ-Приволжье», что самоубийство Ирины Славиной может быть результатом «накопительного эффекта». Он полагает, что триггером могли стать публикации в анонимных Telegram-каналах, «которые опустились ниже плинтуса» и стали публиковать унизительные сообщения в адрес журналистки и ее семьи. «Ирина имела трезвый взгляд, она мужественная, не боялась говорить правду. Я думаю, что это событие аукнется многим. Когда уходят такие люди, это явный сигнал, что в обществе происходит что-то не то. Это будет греметь за пределами России. Мне стыдно, что в моей стране такое происходит», – отметил Лев Тарабарин.

«Не имеют под собой никаких оснований»

Управление СК РФ по Нижегородской области опубликовало официальное заявление, где говорится, что сообщения СМИ о том, что смерть журналистки может быть связана с проведенными накануне у нее обысками, «не имеют под собой никаких оснований». «Она была свидетелем и не являлась ни подозреваемой, ни обвиняемой в рамках расследования уголовного дела, по которому проводились указанные следственные действия», – сообщило ведомство, добавив, что назначена посмертная психолого-психиатрическая экспертиза, чтобы «установить психическое состояние женщины».

Профсоюз журналистов и работников СМИ считает, что в гибели Ирины Славиной имеются явные признаки преступления, предусмотренного ст. 110 УК РФ («Доведение до самоубийства»). Профсоюз потребовал провести расследование по факту случившегося. «Перед самосожжением — трагическим, неоправданным, но понятным актом отчаяния — Ирина обвинила в произошедшем государство. Незадолго до этого, как теперь стало принято, на рассвете, в ее квартире в очередной раз прошел обыск. Он был произведен в унизительной форме», - говорится в заявлении профсоюза.

Основатель правозащитного проекта Gulagu.net Владимир Осечкин опубликовал заявление по факту доведения Ирины Славиной до самоубийства на имя Генерального прокурора РФ Игоря Краснова и председателя Следственного комитета РФ Александра Бастрыкина: «Заявляю, что российские власти на системной основе злоупотребляют полномочиями, используют процессуальные возможности органов следствия и дознания для оказания давления на журналистов, оппозиционеров и правозащитников, показательно проводят унизительные обыски с онлайн-трансляцией в Telegram-каналах лояльных спецслужбам агентов влияния, используют обыски как акции устрашения, кару, внесудебное наказание для запугивания неугодных власти и их семей. Эта порочная практика довела Ирину Славину до самоубийства». Он просит зарегистрировать его заявление о признаках преступлений по ст. 110, ч. 3 ст. 285 УК РФ (доведение до самоубийства и превышение должностных полномочий).

Тем временем, к месту самосожжения Ирины Славиной люди продолжают нести цветы. Рядом дежурят два сотрудника полиции, две патрульные машины. 73online.ru публикует эксклюзивные кадры с места трагедии. Наш корреспондент побывал там сегодня утром.

Екатерина Старцева из Нижнего Новгорода специально для 73online.ru