Фотографии Кристины Крицкой не раз украшали наш портал — девушка умеет раскрывать в моделях женственность и старается нести в своих работах мысль, что «ню» — это про красоту, а не про пошлость. В интервью 73online она рассказала, почему боится снимать мужчин и за что любит разведенных женщин, от какого фотографа нужно бежать и почему её одетых моделей всё равно хочется раздеть.

— Кристина, с нашего прошлого разговора прошло больше года — изменился ли с того момента ваш подход к фотографии?

— Да, я поменяла всю фототехнику, но, что самое важное, прошла долгожданное обучение у известного фотографа Юлии Бездарь. Восхищаюсь её вкусом и видением кадра, а теперь, после обучения, ещё и её педагогическими способностями. Она очень строго следит за любой мелочью, рассматривает все твои снимки и делает важные замечания. После этого на свои старые работы не могу смотреть — вижу свои ошибки и косяки! Сейчас, когда провожу фотосессии, вспоминаю её советы — они очень помогают. Изменилось и моё отношение к себе — я вложила много сил, здоровья и денег в то, чем занимаюсь, и сейчас больше ценю себя как профессионала. Теперь это уже не просто хобби.

— А клиентки изменились? Помню, вы говорили, что большинство девушек стесняются фото в стиле «ню».

— Девушки стали более раскрепощенными — это точно. Раньше многие хотели провести такую съёмку, но стеснялись — их буквально приходилось раздевать!

— С кем проще работать: с теми, кто уверенно идёт на «ню», или со стеснительными?

— Со стеснительными интереснее — когда ты видишь, как человек на твоих глазах становится увереннее, раскованнее — это подбадривает тебя как профессионала. Всегда приятно помочь девушке увидеть её сексуальность. Например, моя самая любимая аудитория — девушки после расставания! Съемка «ню» в этом случае — как стрижка каре, на неё решаются, чтобы обозначить новый рубеж своей жизни. Девушки зачастую приходят с мыслями «ему назло», «покажу, какая я классная» — боль стимулирует их сделать то, на что они раньше не решались. В итоге они расслабляются, раскрывают свою женственность и сексуальность, и мы получаем классные кадры. У меня были девочки, которые после развода приходили ко мне на съемку и потом говорили, что в моём объективе увидели себя другими глазами, стали увереннее в себе.

— Как далеко вы способны зайти в изображении голого тела? Смогли бы, например, сфотографировать вагину во весь кадр?

— Я не люблю откровенные и пошлые снимки — наоборот, стараюсь фотографировать своих моделей одетыми. Но так, чтобы их хотелось раздеть! Пусть мы передадим их сексуальность через позы, через настроение фото, через взгляд или поворот головы, но не через фото вагины на весь экран! Откровенно говоря, я бы не хотела обрабатывать подобный приближенный кадр на компьютере.

— Сталкивались вы или ваши модели после фотосессии с хейтом?

— На сторонних сайтах в интернете — да, но я честно считаю, что все такие комментаторы — обыкновенные диванные критики с запасом свободного времени, и не обращаю на них внимания. В «Инстаграме», напротив, чаще получаю положительные отклики, негатив — почти никогда. Возможно, большинство хейтеров я уже просто заблокировала.

— Как вообще к критике относитесь?

— Хорошо, причем к любой. Если она обоснованная — учту и исправлюсь, поблагодарю человека. Если она абсурдная — просто не обращу внимания, ни один мускул на лице не дрогнет. Ну а если она уничижительная, но, например, вызывает отклик в моей душе, я переживаю и чувствую, что меня задели за живое — это повод исправить что-то «назло», повод доказать, что человек ошибся. Ему я об этом не скажу, но повода «докопаться» до меня лишу.

— Планируете ли вы снимать мужчин?

— Очень хочу, но пока не представляю, как это сделать. В плане мужских съёмок есть много ограничений, стереотипов и комплексов — нужно не выходить за рамки брутальности, подчеркивать каждым кадром мужественность и при этом не штамповать одно и то же... Но сейчас я черпаю идеи и, думаю, в ближайшее время приступлю к таким фотосессиям. Ещё один важный момент — боюсь приставаний, потому что несколько человек мне уже писали с игривым подтекстом, не пофотографирую ли я их.

— Чего фотограф никогда не должен делать?

— Он никогда не должен указывать клиенту на его недостатки. Недостатки скрываем, достоинства — подчеркиваем, и это задача именно фотографа! Фотограф не должен занимать позицию «я тут король» — это партнерская уважительная ко всем участникам работа, поэтому гнуть пальцы и строить из себя звезду на съемках — тоже плохая идея. К фотографу идут за положительными эмоциями! За чувством, что ты красива, сексуальна, желанна — хороший фотограф всегда должен дать клиенту именно такой настрой и убеждение, а потом и порадовать кадрами, эту мысль подтверждающими. Например, когда я договариваюсь с кем-то о съёмке, то всегда просматриваю профиль этого человека в соцсетях, прикидываю, какие цвета будут на нем более выигрышно смотреться, продумываю, взять ли мне что-то из своего реквизита для съёмок. Это и называется командная работа, на мой взгляд — когда ты понимаешь, что это ваше общее дело, а не навешиваешь на себя корону.

— Какую съёмку мечтаете провести, но все никак?

— Мечтаю провести съёмку в Париже — это самое желанное. И очень хочу сама сходить на фотосессию — получить заряд положительных эмоций, а не быть «сапожником без сапог», который постоянно фотографирует сам себя.

— Кристина, какой самый ценный совет вам давали?

— Один папин друг в эпоху моей подростковой юности сказал: жизнь — это игра, научись играть! Я очень хорошо запомнила его слова, они часто приходят мне на ум, но применить их на практике не получается. Я понимаю, что в каких-то ситуациях правильнее скрыть свои истинные эмоции и выдать другие, выгоднее казаться другим человеком... Умом я это всё понимаю, но воплотить не могу.

— А самый бесполезный?

— «А что другие подумают? Нужно слушать общество!». Долго во мне жили многочисленные запрещающие установки, но со временем удалось от них избавиться. У всех свои проблемы и свои цели, всем плевать на тебя — живи так, как хочешь.

— Год назад вы сказали, что свободны и кайфуете от этой свободы. Сейчас сердце что-то требует?

— Моментами. Но быстро отпускает — моя свобода приносит мне наслаждение.

Мария Чеканова