Кинофестиваль имени Валентины Леонтьевой в Ульяновске закончился творческим вечером народного артиста России Дмитрия Харатьяна. С момента съемок фильма «Гардемарины, вперед» прошло больше 30 лет, а Лешка Корсак все так же бодр и свеж. Настолько, что больше двух с половиной часов, актер исполнял всеми любимые песни. После концерта Харатьян пообщался с прессой. Он рассказал о секретах своей молодости, почему его жена Марина Майко не ревнует к поклонницам и что случилось с его украденной машиной, которую нашли в Ульяновске.

- Мы воспитывались на фильмах «Гардемарины, вперед», «Розыгрыш». Сегодняшнее поколение - на «Непосредственно Каха», «Самый лучший фильм». Вам не кажется, что тетушка Константина из «Покровских ворот» была права: «искусство по-прежнему в большом долгу»? И что нам с этим делать?

- Это вечный вопрос, как у Гамлета - быть или не быть. Ничего не делать. Они - новое поколение, носители своего видения культуры. Я не думаю, что что-то в упадке или надо бить тревогу. Все идет своим чередом, у них свои ценности, свои приоритеты, свои герои, свои жанры, свои фильмы. Поэтому, что тут роптать. Эти фильмы нашли свою аудиторию. И если у него есть зритель, значит он достиг своего результата. Дело вкуса. А кто снял «Самый лучший фильм»?

- Гарик Харламов и компания.

- Харламов прекрасный и талантливый. У них есть своя аудитория, это новое поколение. Язык другой. Может быть и вам, и мне это не близко, но это имеет место быть.

- Ваш фильм «Гардемарины, вперед» рассказывает о крепкой мужской дружбе…

- Аккуратно. Сейчас в наши времена, крепкая мужская дружба трактуется немного по-другому (пр.ред. смеется). Неоднозначно. Просто давайте о крепкой дружбе.

- Бывает ли такая крепкая дружба в жизни?

- Конечно! Вот женская в меньшей степени. От дружбы зависит его жизнь. Если в корень копнуть, то почему мужская дружба существует, а женская сомнительная? Да потому, что женщины конкурируют за право обладания мужчиной и они не воюют. А мужчины воюют, если он не подставит плечо, то его убьют. Дружба основана на выживании.

- Вы снялись в своем первом фильме в 15 лет. Как это - стать звездой в таком юном возрасте?

- На «Мосфильм» я пришел, когда был девятиклассником. Как стать звездой - рецептов нет. Мне кажется, это воля случая. Меньшов меня утвердил на роль не случайно, потому что я умел играть на гитаре и петь. Я был увлечен, заражен и поражен этим. Это было дело моей жизни в 15 лет. И он это увидел. Ему нужен был человек, одержимый музыкой и творчеством. Правда, интересный был случай. Он мою фотографию для кинопроб перекладывал из одной стопки в другую несколько раз и почему-то запомнил мой портрет. Мою судьбу решило вот это. Положил бы он в другую стопку, и не было бы никакого артиста Харатьяна.

- В одном из своих интервью вы рассказывали, что во время съемок фильма «Гардемарины, вперед» вас сбросила лошадь. Сейчас катаетесь на лошадях или отбило все желание?

- Мне по долгу службы приходится, конечно. Сейчас же мы снимаем новых гардемаринов. И вот там приходится. Честно говоря, я не очень это люблю, не самый мой любимый вид транспорта. Не то, чтобы я панически боюсь лошадей. Нет, но к ним надо привыкать. Провести с ними какое-то время, почувствовать их характер, чтобы лошадь тебя почувствовала. Когда возникает взаимное доверие, тогда и получается хорошо. А когда ты не знаешь, чего от нее ожидать, а она от тебя, возникают эпизоды падения.

- Еще вы рассказывали, как однажды, в машине подожгли своей будущей жене волосы… Она, наверное, вам долго не могла это простить!

- Это когда мы перевернулись? Не то, чтобы поджег... Я же потушил! Так что я за женщин горой! Главное, чтобы прическа была в порядке, а с машиной - фиг с ней. Говорят, когда покупаешь машину и в первую же поездку что-то с ней случается, значит она несчастливая. Так и случилось. В первую поездку я не доехал до дома 1,5 км. Мы тогда перевернулись из-за того, что я курил папиросу, сноп искр ветром сдуло на нее. Я и отвлекся. Короче, машину я эту больше не видел. И, кстати, в автомобиле потом больше никогда не курил, а потом и вовсе бросил.

- Раз уж речь зашла об автомобилях. Что стало с вашей машиной, которую нашли в Ульяновске?

- Между прочим, с тех пор я в Ульяновске я больше и не был. У меня украли машину, а через два года ее нашли в вашем городе. Мне ее предложили вернуть, но я отказался. Пускай в Ульяновске остается, а то люди здесь бедные, наверное, им нужнее (пр.ред. шутит)! Да и после того, как на ней кто-то покатался не нужна она.

Для справки: угнанный в 2010 году "Ленд Круйзер" Харатьяна через два года нашли в Ульяновске. Машина была была похищена у артиста России в Москве.

- Вы согласны с тем, что некоторые животные во многом благороднее, чем некоторые люди?

- Домашние животные, конечно, не во многом, а во всем. Они не предают. Особенно собаки. Кошки, конечно, своенравные. Я, кстати, когда летел в самолете, прочитал в газете, что в 14-15 веках кошка стоила дороже, чем три коня. Потому, что кошки были единственные животные, которые охраняли урожай, ловили крыс и мышей. Они были на вес золота. И если кошку украдут, нужно было за нее отдать вола, коней и нового кота. Вот как! Куклачев рассказал. Я теперь понял, почему они себя ведут как королевишны! Они знаю себе цену.

- А у вас есть домашние животные?

- Две кошки и собака. Одна невская маскарадная, а вторая от соседей пришла. Ее перестали домой пускать, и она у нас прижилась. Ее зовут Жанетта, а кота – Кокос. Собаку – Джаз.

- Вы приехали к нам из Крыма, где снимают новых гардемаринов. На какой стадии сейчас фильм? Приоткроете завесу тайны?

- Там несколько частей. «Мир» снят. Он уже смонтирован, я его видел. «Война» наполовину. Закончим в конце июля. По сюжету наши дети любят друг друга. Дочка Ягужинской и сын Лешки Корсака. Они с детства дружны, у них романтические отношения. И вот у них приключения, погони, драки. И, конечно, государство российское спасаем. Царицу. Ой, императрицу! Екатерина дает задание гардемаринам и они исполняют.

- Вы сейчас участвуете в каких-то других проектах, помимо фильма про гардемаринов?

- Нет.

- Была ли в вашей карьере роль, от которой вы отказались и пожалели?

- Таких не было. Вот от меня отказывались – пожалел. А сам – нет.

- Вы со своей супругой Мариной Майко порядка 30 лет вместе. Как сохранить романтику?

- Реже видеться! У нас такая профессия, что очень много дистанции и разъездов. Как говорил Карлсон, терпение, терпение и только терпение.

- Супруга не ревнует вас к поклонницам?

- Нет. А смысл? Я же с ней, а не с ними.

- Как в свои 60 вы так хорошо выглядите? Поделитесь секретом.

- Вечно сниматься в гардемаринах (пр.ред. шутит). Да никаких секретов. Гены, работа над собой. Регулярность и система. Конечно, с нашей работой не всегда получается, но надо физкультуре много внимания уделять. И питанию, и сну. Правда, в моей молодости это вообще не приветствовалось. Наоборот, пили и курили, вели разгульный образ жизни. Бравада была такая. Хотя и ГТО сдавали. Короче говоря, надо за собой следить. Особенно представителям публичных профессий. И, в первую очередь, наверное, артистам, у которых амплуа героев. Если бы я был характерный артист, я бы мог быть любым, а тут романтический образ.

- В фитнес-зал успеваете?

- Да все успеваем! И тренировки, и бассейн. С утра до ночи только этим и занимаемся. Уже ноги отваливаются (пр.ред. шутит).

- Примерно сейчас, в это время, на телеканале «НТВ» начинается передача «Секрет на миллион», в которой ваша партнерша по фильму Ольга Машная обещала раскрыть отношения за кадром этого фильма. Ей есть что раскрыть?

- Пускай раскрывает. Ей деньги, наверное, нужны. Я не знаю, у нее надо спросить. Я на такие программы не хожу. Меня зовут периодически, но я их блокирую постоянно. Это же не продается!

Елена Скворцова