На днях в Ульяновск приезжал известный писатель-фантаст, автор нашумевшего цикла романов «Дозоры» Сергей Лукъяненко. С нашим городом Лукъяненко знаком давно. Здесь жили его родители после переезда из Казахстана, а брат работал в заволжской поликлинике № 5. С тех пор прошло уже много времени, и по мнению фантаста, оно пошло Ульяновску на пользу. Например, решилась проблема с дорогами и мостами, которая была для его родителей очень актуальна в период жизни в Новом городе. О чем еще Лукъяненко говорил с журналистами, в материале 73online.ru.

- В одном из интервью вы говорили, что к ноябрю планируете дописать последнюю книгу из серии «Дозоров». Дописали?

- Там осталось буквально две главы. Думаю, успею.

- К Новому году ждать?

- В бумаге, наверное, не успеют это опубликовать. Потому что издательство и так стонет. С их точки зрения – слишком много публикаций в год тоже плохо. Потому что одна книга начинает наезжать на другую. Думаю, что в начале следующего года выйдет.

- Можно ли научиться писательству или это врожденный дар?

- Вы знаете, можно. Можно учиться, тренироваться, но у меня есть ощущение, что изначально к этому что-то должно быть. Какая-то способность, умение. Если этого нет, то возможно ли его выработать - я не знаю. Есть много людей, которые пишут сотни книг и так и остаются графоманами. Они продолжают писать, но никакого развития им это не приносит. Это как способность к музыке, рисованию. Как любая другая творческая способность.

- Как вы оцениваете свои первые произведения?

- С большой иронией. Я недавно нашел рукописные тетрадки, где были записаны первые повести и понял, что если бы ко мне подошел молодой человек и показал это, я бы ему сказал не морочить голову ни себе, ни другим - у вас никогда ничего не получится. То есть изначально было плохо.

- Много ли потребовалось времени, чтобы набить руку?

- Примерно год-полтора. Это в большой форме. В рассказах иногда получалось сразу.

- Спустя время к чему больше лежит ваша душа: к рассказам или к романам?

- Рассказы писать одновременно и легче, и труднее. Легче, потому что он пишется на одном настроении, эмоции. На одном рывке, так сказать. Ты выложился и если все сделал правильно, у тебя получился хороший рассказ. А роман в любом случае пишется долго. Это может быть несколько месяцев. Некоторые пишут романы годами. Для этого помимо способности нужно иметь некую усидчивость, терпение, понимание того, что этим делом ты будешь заниматься долго.

- Союз писателей для вас является самоцелью?

- Нет. Я, кажется, в каком-то состою, но не помню в каком. Даже вроде бы какой-то возглавлял. Потому что этих союзов сейчас очень много, а реально они ничего не значат. Союз писателей имел смысл в советское время, когда к нему прилагались литфонд, дома творчества, финансовые ресурсы, которые действительно помогали организовывать мероприятия. Сейчас это организации, которые ничем не могут помочь. Дань прошлому.

- На сегодняшний день кроме тиража издания, что является показателем успешности писателя?

- Наверное, цитируемость. Но тиражи, переводы определяют все. Если ты пишешь книги, хорошие книги, но их никто не читает, то ты не выполняешь основную функцию писателя - давать людям возможность чтения. Возможно, ты и гений, но пишешь только для себя, ты не массовый автор.

- Вы сами верите в те миры, которые создаете?

- Я обязан в них верить, пока я о них пишу. Когда я это делаю, я верю в вампиров, инопланетян, злобные заговоры, пророчества, космические корабли. Но если я закрою файл, пойду пить чай и буду беспокоиться о том, не заберется ли ко мне в окно вампир, то, наверное, будет пора вспоминать первую специальность и лечить себя самого (по образованию Сергей Лукъяненко врач-психиатр - прим. ред.)

- А если читатели поверят?

- Значит они готовы поверить в любую ерунду! У нас некоторые телеканалы справляются с этим лучше, чем писатели-фантасты.

- Многие россияне знают вас только как писателя серии книг "Дозоры". Не обижает ли вас это?

- Меня это не обижает. Я всегда вспоминаю, что Артур Конан Дойл всегда обижался и говорил, что Шерлок Холмс - это ерунда, а вот другие его произведения... Но все почему-то до сих пор читают рассказы про Холмса, а остальные книги идут в довесок. Я не считаю, что "Дозоры" - это мои лучшие книги, но так вышло, что они стали самыми популярными. Это данность, с ней нельзя спорить.

- А самую лучшую книгу вы уже написали?

- Надеюсь, что нет. Самая лучшая - это та, которую я пишу сейчас. Она называется "Месяц за рубиконом".

- Вокруг "Дозоров" сложилась такая же мифология, как и вокруг советского "Вия". Что актеры, которые сыграли в этом фильме сломали себе жизни. Как думаете, творчество может кому-то сломать жизнь, судьбу, карьеру?

- Вряд ли. А что разве "Вий" сломал судьбу [Леониду] Куравлеву или [Наталье] Варлей? Мне кажется, нет. "Дозоры" - это большой проект. В нем играло множество людей. Некоторые уже в годах, некоторые со слабым здоровьем. Прошло несколько лет и они стали уходить из жизни. И стали говорить про какое-то проклятие. Я уверен, что через 100 лет умрут все, кто играл в этих фильмах и даже те, кто был на премьере. Это тоже проклятие дозоров сработает? [смеется]

- Ваши родители раньше жили в Ульяновске. Почему так вышло?

- Родители и брат сразу переехать из Казахстана в Москву не смогли, все же в столице очень дорого. А в Ульяновске живут у нас родственники, которые тоже когда-то переехали, поэтому родители приехали к ним и некоторое время жили здесь. Когда у меня возникла возможность помочь им с переездом в Москву, я это сделал.

- Вы сами тут часто бывали?

- На протяжении 6 лет, что они тут жили, я, конечно, приезжал к ним.

- Что изменилось в городе с тех пор?

- Мне кажется, что город стал лучше. Стало лучше с дорогами и мостами. Потому что у меня родители тогда жили на той стороне (в Заволжье - прим. ред.), возле "Авиастара". Собственно говоря, проблема с мостом тогда была очень острая. Сейчас, я так понимаю, что появился второй. Я, конечно, не знаю досконально все детали, но по моим ощущения, город стал более обновленным.

- Используете ли вы в своих произведениях образы городов, в которых бываете?

- Бывает, что использую, какие-то конкретные, бывает - обобщенные. Бывает так, что ощущения от какого-то города могут быть отображены в книге, как описание совершенно инопланетного места. В фантастике это обычное дело.

- Ульяновск не оказывался частью фантастики?

- Вот сейчас пытаюсь вспомнить, но мне кажется, что нет.

- Как вы отдыхаете?

- Читаю, играю в компьютерные игры, куда-то езжу. Если текст не идет, я могу встать, подойти к жене и спросить, что нужно делать по дому, а она отвечает: "господи, ну наконец-то, я тебя уже столько просила". Дверную ручку надо починить, например. Всегда найдется, чем заняться.

Дарья Гордеева

Елена Скворцова