Происшествия
12.04.2017, 16:13
 11326  
«Я не педофил!» Отчим 5-летнего мальчика о том, как это – жить с клеймом «извращенец»

На этой неделе на одном из ульяновских новостных порталов вышла статья о жизни распавшейся семьи – о том, как бывшие супруги – Елена М. и Рамиль Т. делят своего единственного ребенка – 5-летнего Артура. Отец мальчика удерживает сына в Димитровграде и не пускает его к матери в Барнаул, хотя место проживания ребенка определено именно с ней. Свое решение мужчина обосновывает тем, что новый супруг женщины – отчим Артура – совращает ребенка. То есть, по сути, обвиняет его в педофилии. Накануне в редакцию 73online.ru позвонил тот самый отчим – Алексей Бобров. Мужчина просил нас дать ему возможность высказаться, чтобы смыть с себя позор всех тех обвинений, которые высказал в его адрес отец ребенка. Алексей уверен: отец Артура решил очернить его, чтобы отобрать ребенка и насолить бывшей жене. Также он утверждает, что следственный комитет провел свою проверку и доказал, что посягательств на половую неприкосновенность малыша не было. История о том, как меняется жизнь человека, когда на нем такое «клеймо» - в материале 73online.ru.

Алексей Бобров рассказывает:

- До встречи со мной моя супруга Елена М. была замужем за Рамилем Т. - они поженились в 2010 году. В 2011-ом году у них родился сын Артур, а в 2013 году супруги развелись. Как говорила мне Елена, она ушла от Рамиля из-за того, что его мать активно руководила жизнью молодой семьи, решая, какую им купить мебель, какие обои выбрать и стоит ли идти супругам в кино. Рамиль беспрекословно слушался маму и не учитывал мнение жены, что и стало причиной постоянных бытовых конфликтов, которые постепенно привели к разводу. К тому же Лена подозревала, что Рамиль стал употреблять легкие наркотики.

- После развода Елена переехала вместе с сыном в Барнаул, где мы с ней и познакомились в 2014 году, потом стали жить вместе, а затем, в 2016 году, поженились. Я не давил на ребенка и позиционировал себя как его друг, и 5-летний Артур называл меня Лешей. Потом он, как-то придя из садика, спросил меня, может ли он называть меня «папой», и я разрешил. Рамиль несколько раз приезжал в Барнаул к сыну, и я всегда старался на это время уходить из дома, чтобы не создавать неловких ситуаций. Но однажды Рамиль приехал без предупреждения и вместе с судебными приставами. Когда он вошел в квартиру, Артур крикнул мне: «Папа! Папа! Рамиль приехал!». Родной отец, услышав эти слова, впал в бешенство, и если бы его не удержали приставы, то между нами началась бы драка. А затем 3 декабря 2015 года Рамиль явился в садик с людьми в камуфляже и забрал ребенка в Димитровград. По суду он имел право общение с ребенком – две недели раз в год. Поэтому и увез мальчика. Но когда спустя две недели Лена приехала в Димитровград забрать сына, бывшая свекровь заявила, что ее сын и внук уехали и о их местонахождении ей ничего не известно. А в полиции от жены заявление не приняли, так как мальчик уехал с родным отцом.

- Дальше начались суды - были поданы два встречных иска в суд. Моя жена требовала вернуть ей ребенка, а ее бывший супруг хотел, чтобы суд определил его дом местом постоянного проживания Артура. Дальше – больше. Он обратился в следственные органы с заявлением, что я растревал Артура - трогал его и заставлял мальчика трогать меня за интимные части тела. После этого последовала атака через соцсети – родственники Рамиля (в том числе, и его мама, которая является опекуном 17 детей) начали распространять по соцсетям информацию, что я – педофил, и что я опасен. Параллельно началась проверка следственного комитета – меня опрашивали, тестировали на полиграфе, мне провели психиатрическую экспертизу в больнице им Карамзина. В результате специалисты установили, что я не виновен! Следственный комитет не стал возбуждать в отношении меня уголовное дело. И в начале апреля 2016 года суд постановил, что Рамиль должен вернуть ребенка Елене, однако мальчик до сих пор не с матерью.

- Как вы считаете, почему в ваш адрес было выдвинуто такое жесткое обвинение?

- Начав разбираться в ситуации, я понял, что на самом деле такие обвинения в адрес отчимов выдвигаются часто. Для того, чтобы началось разбирательство, взрослому человеку достаточно написать заявление в полицию с формулировкой «Со слов ребенка….». И все. Если проверка установит, что все это неправда, стороне, которая оклеветала другого человека, ничего не будет, так как, якобы, это все со слов ребенка. И ребенок просто мог ошибиться.

- Как Вы доказывали, что не являетесь педофилом?

- Я, узнав, в чем меня обвиняют, сразу же сказал следователям, что согласен на любые предложенные экспертизы. Сначала меня проверили на полиграфе. Тест показал, что я не виновен - я не трогал ребенка и не просил его трогать меня. Затем я ездил в Ульяновск, проходил психолого-психиатрическую экспертизу, которая установила, что у меня нет никаких сексуальных отклонений, что я не употребляю наркотики и не опасен ни для ребенка, ни для других окружающих меня людей. Также было доказано, что показания мальчика являются заученными. В общем, было доказано, что я не педофил.

- Родной отец мальчика согласился с вердиктом следователей?

- И он и его родственники, несмотря на имеющиеся документы, продолжают распространять информацию, что я в розыске и что я педофил. В итоге, многие мои знакомые постоянно спрашивают у меня, правда ли это. Представляете, как это? Есть и такие люди, которые откровенно угрожают мне в соцсетях, и пишут, что я изверг, и меня надо порезать… Они думают, что я педофил. Не исключаю, что однажды кто-то из этих людей с обостренным чувством справедливости могут и вовсе напасть на меня.

- Я долгое время скрывал происходящее от матери, но недавно она наткнулась на эту информацию в интернете. Это было страшно… Для нее вся эта история стала тяжелым ударом. У нее было плохо с сердцем, и я очень боялся, что с ней случится инфаркт или инсульт. Сейчас еще и на работе на меня стали косо посматривать. К тому же я чуть ли не каждую неделю вынужден отпрашиваться у руководства для визитов в следственный комитет, полицию, давать бесконечные показания. В результате начальник (я работаю инженером на барнаульском котельном заводе) уже прямым текстом спрашивает «Когда у тебя все закончится, я не могу тебя постоянно отпускать?»

- Как Вы планируете действовать дальше?

- Я уже говорил, что в апреле 2016 года димитровградский суд отказал по иску Рамиля и оставил место проживания мальчика без изменений – у нас с Леной. Более того, отец обязан незамедлительно вернуть сына матери. И мы намерены сделать все, чтобы вернуть ребенка.

- Какие отношения у Вас сложились с мальчиком?

- Замечательные. Я никогда не давил на ребенка и с самого начала, позиционировал себя как его «друг Леша». В общей сложности под одной крышей с ребенком я прожил около года. У нас была счастливая семья, мы много времени проводили вместе, ездили втроем на курорты, рыбалку или просто отдыхать на природу. Мы все были счастливы, и сейчас хотим, чтобы творящийся вокруг нас кошмар закончился, а Артур вернулся бы к маме - домой.

Валерия Казакова

Читайте также
Поделись новостью в социальных сетях
Комментарии
Популярные новости
О проекте Редакция Сообщить новость Архив новостей Подписка Условия перепечатки Реклама на сайте Контакты
Все права на статьи, схемы, материалы и фотографии, размещенные на сайте, принадлежат редакции,
интернет-ресурсам или физическим людям, которые указаны в описаниях.
Все не авторские статьи редакции, фото и материалы имеют ссылку на первоисточник, за которыми сохранено авторское право.
Перепечатка материалов сайта разрешена при условии письменного согласия редакции и/или автора статьи, материала, фотографии.
Разработка сайта - dv.studios
73online.ru
© 2008-2016. Ульяновск онлайн
432017, г. Ульяновск, ул. Карла Либкнехта, 24. Бизнес-центр «Симбирск», офис 91
+7 (8422) 41-03-85, телефон рекламной службы: +7 (9372) 762-909
mail@73online.ru
Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
Наверх