Криминал
14.02.2017, 13:45
 10119  

"Я уже не спасу свое честное имя, но пусть оно останется дома". Последнее слово Балакишиевой

Накануне, 13 февраля бывший вице-спикер областного парламента Алсу Балакишиева, обвиняемая в получении взятки в особо крупном размере, обратилась к суду с последним словом. Одетая в темная платье, с неброским макияжем Балакишиева во время своей речи периодически сверялась с конспектом, а голос ее то и дело дрожал. Под конец своего длинного выступления Алсу Балакишиева разрыдалась, попросила прощения у дочери, а еще поблагодарила судью, прокурора, адвокатов и свидетелей.

Последнее слово Алсу Балкишиевой приводим полностью, без купюр:

-Ваша честь, изучив все материалы, хотелось бы остановиться на некоторых законах, о которых говорили мои адвокаты. В начале прения адвокат Паулов сказал, что любой дом начинается с фундамента. Если его нет, то дом рассыпается, а при предъявлении статьи обвинения фундаментом должен служить закон. Вот что касается закона о должностных полномочиях, то полностью обвинение перепутало закон о депутатах с законом об исполнительной власти. Вот здесь, как бы в народе ни говорили, я уж не буду говорить, куда повернешь туда и вышло. Никак не получается хоть влево, хоть вправо, хоть наверх. Но они все расписаны четко, и здесь прямая ошибка обвинения. Вот я о чем и говорила, что вот эти ошибки предварительного следствия обвинение увидит, но странно просто, что при предъявлении такой серьезной статьи таких ошибок не увидеть, для меня просто странно как для законодателя бывшего.

-Второе. Это закон о выборных государственных должностях, которые замещают государственную службу. Здесь полномочия, ваша честь, расписаны еще строже и четче. Третье - это закон о статусе депутатов. Вот если даже сложить вот эти три закона, то я никогда не смогла и не смогу быть исполнительной властью. Моя роль - это законотворческая деятельность, это работа с наказами избирателей, прием жалоб устных, так и письменных от граждан.

- И последний закон 59-ый, новый, подписанный Дмитрием Анатольевичем Медведевым - это обращение граждан и работа общественных приемных. Кроме того ЗСО - это коллегиальный орган . Ранее мы только через поднятие руки решали вопросы, никогда не может один депутат что-то решить. Сейчас электронное голосование, тем более, публичное. И поэтому не видеть, не слышать и не изучить эти три закона стороне обвинения и не захотеть увидеть. На мой взгляд… Я не знаю, как это назвать. Из исследованных материалов суда ни один пункт законов мною не нарушен. А, наоборот, со слов свидетелей защиты и обвинения, со слов Беззубенковой, Бакаева, Дягтеря и многих других свидетелей, я была поистине настоящим депутатом, за что меня благодарили мои избиратели своими голосами на выборах.

-Что касается закона об ОРД, данный закон, в первую очередь, регламентирует работу сотрудников правоохранительных органов и силовых структур. Из материалов дела видно, что со слов Жидовой, а Бакастов (сотрудник ФСБ) это подтвердил, все операции в отношении меня начались 20 мая 2016 года. Просто вот запомнить дату, даже не ведающему человеку. Если вы, уважаемый обвинитель, говорите что нет никакой провокации, то где же тогда заявление Жидовой, на которое вы упирались постоянно. Где оно? Его нет и не только в деле, его в природе нет. Второе, как же назвать постановление в деле, ваша честь, от 16 мая 2016 года о моем задержании? Разве это не провокация? Еще дела-то никакого нет! В руках у них дело находилось более 6 месяцев ..Еще дела никакого нет, а меня уже задержали 16 мая 2016 года. И поэтому, наверное, сотрудник ФСБ сказал: «Мы очень спешили, так как знали, в воскресенье, 22 числа, уже праймериз». Как-то даже уши режет, разве это не начало провокации против меня?

- Все протоколы вручения аудио и видео аппаратуры, протоколы о вручении и получении денежных средств не подлежат никакой критики. Всем, кто следит за прохождением дела, понятно, что грубейшее нарушение закона об ОРД не позволяет меня обвинять. Об этом более, чем подробно, документально подтвердил адвокат Паулов в своих прениях. Бакастов сказал: «При проведении мероприятий мы спешили». Ну, разве мы это не слышали? Куда спешили? Они порешали за два дня мою жизнь, растоптали, унизили. А затем странное объяснение - спешили. Если так основной закон будет применяться ко всем гражданам и никто не сделает замечаний о недопустимости спешки при реализации закона об ОРД, значит, постигнет следующих моя судьба, и суды будут завалены такими делами.

- Ваша честь, я 10 мая 2016 года после проведения обыска в жилище Жидовой написала докладную записку, мы ее представили в партию с целью сменить бухгалтера Фонда, мы докладную записку приобщили к делу. И предложила я ей уволится, которая, кстати, согласилась. И я огласила волю партии, партия предложила ей уволится. Она написала собственноручно заявление, но, однако, под видом болезни не стала выходить на работу. Что подтвердила и начальник комитета по бюджету Лазарева. Оформила отпуск за свой счет, с последующим увольнением, так как ей нужно было сдать дела Фонда. И самое главное - ключи от электронного банка, ключи от сейфа. Так как ей надо было сдать дела. На этот момент ни у кого, конечно, в голове не было, что она вступила в сотрудничество с правоохранительными органами, так как в истории ЗСО за 20 лет это первый случай, когда так себя повела сотрудница.

-Теперь по порядку. 16 числа появляется рапорт о моем задержании, что делают сотрудники ФСБ. 17 мая вышла на работу Жидова, якобы. Я была в Старокулаткинском районе. Начальник отдела подтвердила Лазарева, что, якобы, она болеет, пьет таблетки «Фенозипам», готовится к увольнению к сдачи Фонда и не может выполнять свои обязанности. 17 мая, выйдя из здания ЗСО, что сотрудникам практически запрещено при обстоятельствах, что мы слышали с вами. Она,якобы, по моему поручению встречается с Фахрутдиновым, якобы, я ей поручила. Хотя я в этот день была в Старокулаткинском районе с ночевой. Ни следствие, ни ФСБ не подтвердили моего звонка, в котором бы я давала поручение Фахрутдинову встречаться с ней. То есть, нет! Не доказали это! Только одни голые слова Жидовой. Из видео мы увидели с вами - нет даты, нет времени, где они встречались , эти два провокатора. И разговор идет между двумя провокаторами, где Фахрутдинов говорит ей, мы же все с вами слышали: «Но ты-то ей скажи, я с ней встретиться не могу». Жидова записывает Фахрутдинова мастерски, проводит интервью, в котором речь обо мне не идет.

- Дальше 18 мая опять встречается с Фахрутдиновым, опять под видом, что она пошла в банк, берет у Фахрутдинова деньги, мне об этом не говорит. Я уже на работе, и деньги, переданные, якобы, от «Аякса» 500 тыс рублей, исчезают совсем. Деньги пропадают 18 мая, 19 мая, 20 мая - три дня. Где деньги? Ну, здесь резонный вопрос Ваша честь, если деньги предназначены мне, как говорит Жидова, почему их сразу-то мне не передать. Хотя следствие установило, что я 18 и 19 была на рабочем месте. И уже из материалов дела видно, что Жидова начала сотрудничать с ними, все записывать, берет интервью под запись у того же Фахрутдинова. Она деньги не передала лишь только потому, что я потребовала бы их сдать в банк на расчетный счет Фонда. Фонд никогда с наличкой не работал, и она об этом знала. Недаром следователь Залужный сказал адвокату в отсутствии меня: «Дневал и ночевал в ЗСО, а Х… (Харисовна – ред) все не берет и не берет». Правда, оговорился… Вот и придумали, правда не он сказал… Вот другую операцию. Ну это вот, как назвать?

- Дальше 19 мая подсылают ко мне Фахрутдинова, где он в коридоре ЗСО, где я уже шла на отчет губернатора в этот день в четверг, и мне говорит: «Алсу Харисовна, вы в курсе, что я наличку Фонду передал Жидовой?». На что я ему ответила: «Мы наличкой не работаем. Почему ты их передал? И почему я о них не знаю?». Провокаторам эту запись с нашим разговором пришлось уничтожить, так как в моей фразе все сказано. Хотя освободившись от совещания, где меня уже Жидова записывала, я 19 мая, мы с вами это слышали… Я ее спросила: «Я сейчас видела Фахрутдинова, ты что, получила деньги от него? Где деньги?». На что она мне ответила, что я их унесла домой. Мы даже из разговора с вами, Ваша честь, услышали, что я унесла домой, якобы, боюсь, что могут быть обыски. На что я ей говорю, принеси их срочно, так как деньги передадим в Майнский лесхоз на покупку сруба для храма в село Прислониха. Дальше чисто рабочий разговор, не говорящий ни о чем, который СК, несмотря на тайну следствия, передал на сайты, чтобы привязать к делу фамилии Хуртина, Озернова, которому должны были передать счета на оплату пожертвований. Рябухин сенатор, где Жидова специально путала меня, мягко говоря… Сейчас уже можно об этом говорить. Рябухину надо было передать документы за его переданные средства - 100 тыс рублей на строительство храма… Специально запутала и деньги загнала не на тот счет. И поэтому, получив средства, я должна была передать деньги помощнику Рябухина, что деньги передали на храм. Все эти провокационные методы использовали провокаторы, кому действительно принадлежали 500 тысяч. На суде мы с вами и сейчас уже в правоте защиты, что это полная чушь. Даже само видео предназначено для того, чтобы увязать меня с высокими, известными именами… Вроде бы, для них предназначены, якобы, эти деньги.

- В дальнейшем следствие не дало никаких оценок и не ссылается на это видео, потому что это видео сделано, чтобы только меня скомпрометировать и связать с высокими людьми. А разговор между мной и Жидовой носил чисто рабочий характер. Здесь самая главная фишка - заставить меня потребовать от Жидовой деньги. Самое главное, с использованием нужных фраз «принеси», так как 19 мая весь разговор - вырезанный. Если бы была запись полной, то сразу было бы все понятно.

- 20 мая Жидовва опять не выходит на работу. На мой звонок, почему ее нет на работе, отвечает: «Еду. Утром была у зубного - зуб разболелся», - о чем она подтвердила в суде. Появившись на работе в 11, Жидова подверглась резкой критики с моей стороны. Лазарева подтвердила, и это есть в материалах дела, что Алсу Харисовна ее так ругала, что ей было неудобно. Где я сказала: «Срочно сдай бухгалтерию, мое терпение уже лопнуло!». Но сотрудники вырезали, что там было сказано: «не по Сеньке шапка», что она тормозит оплаты партийных проектов. Но резонный вопрос: Могла я в этот день у нее взять деньги? Где я сказала, чтобы в этот же день уволилась, сдала дела. Я вроде бы адекватный человек… Сказала, чтобы деньги с приходным ордером оставила в сейфе, и уехала на совещание. Где она мне врала, что приходный ордер есть вместе с деньгами. Но в разговоре 20 мая провокаторы вычистили эти разговоры. И почему мы просили, чтобы провели экспертизу.

- Из видео видно, что деньги мне Жидова подкинула в ЗСО. Уже заходя в здание ЗСО, потому что меня не было в кабинете. Где свидетель Кондратьева подтвердила, не было Алсу Харисовны в кабинете. Но являлись ли они настоящими деньгами, была ли такая сумма - до сих пор и следствие ничего не сказало, и мы из материалов дела по рапортам, где нет ее подписи, что она получила их. 20 мая ко мне с обыском пришли, мотивируя, что я взяла деньги у Фахрутдинова. Я сразу сказала, что я его не знаю, но если бы я была с ним хорошо знакома, то точно знала, как ему, во-первых, фамилия… Я только знала, что его зовут Артур, работает ли он в коммерческой организации «Аякс» или не работает… Но в суде настоящий директор Минько подтвердил, что он не является сотрудником «Аякса», и что Минько подтвердил в суде, мы с вами слышали. Что не слышал, что Балакишиева просила у фирмы откат в 5%. Так как все контракты, выигранные «Аякс», законны, и я надеялась, что обвинитель вот эти вот слова услышит, что 500 тыс рублей Минько Фахрутдинову не давал и впервые слышит, что я просила наличкой в виде отката проценты от нашей фирмы. Ну разве этот свидетель, который сказал правду, не является для стороны обвинения ключевыми словами? Ну нет, задача поставлена уничтожить меня в действии. Даже из предъявленной вами сумму 4 миллиона 700 тысяч рублей, вы не убрали сумму в 500 тыс рублей. Так как 500 тыс - это не является средствами «Аякса», и в основу обвинения они не могут пойти. Как вас, обвинитель, убедить в этом? Не я же сказала, а Минько!

- В видео использовали слова: «Меня ждет машина. Положи…». Но свидетель Беззубенкова подтвердила, что в этот день я ей передавала информационные материалы, календари. Так как 21 мая я должна была приехать к ним с рабочей поездкой губернатора и Малышева. Но оперативники, которые меня в этот день сопровождали, меня поминутно данную встречу исключают. Это им невыгодно. Позже мне водитель Гурьянов сказал, что за нами в хвосте была всегда какая-то машина, но мы что-то не обратили внимание. И, конечно, не выгодно было показать, что я получаю от Нины Петровны молоко, а ей передаю календари. Беззубенкова - это честнейший человек, и врать она не будет.

- После того, как у меня во всем доме вместе с сумочкой обнаружили 347 тыс рублей с какими-то записями, я позвонила в присутствии следователя Логунова Жидовой, где она хохотала в голос и положила трубку. Хохотала!! Вывернув всю мою сумку, вывалили и старые чеки, и рабочие бумажки. Наутро я позвонила Кондратьевой и спросила: Кто был у меня в кабинете? Она потом перезвонила и сказала, что вспомнила, что в 11-30 забежала Жидова и быстро выбежала. На что Кондратьева написала заявление и подтвердила это. Ваша честь, у вас это есть.

- 24 мая ко мне напросился Фахрутдинов, я пришла на работу, и он меня уже поджидал! Уже весь заряженный, на тот момент уже весь заряженный. На мои вопросы, заряженный он или нет, он отрицал. Мне предлагает, давайте уберем телефоны, и отнес мою сумку под елку. Видать, чтобы войти с разговором пуще в доверие ко мне. Я не буду весь разговор наш пересказывать. Мы с вами его в суде все прослушали. Но ключевые слова: «Ты мне взятку давал?» «Нет!». Второй раз спрашиваю: «Ты мне взятку давал?». Он не говорит... Говорит и отводит меня в сторону с разговором, якобы, его вины-то нет. Это, говорит, копают под тебя и под Сергея Ивановича, а я вот попался. Советует мне не искать в нем врага. Якобы, ваше окружение, якобы, Жидова сделала это. А Жидова, мы с вами уже слышали из разговора со мной, сваливает на Артура. Якобы, он сдал. Намекает мне: «Вы не расстраивайтесь, разберутся». Хотя резонный и логичный вопрос: Фахрутдинов пришел меня уже записывать, почему бы ему не задать вопрос: «Мы с вами наедине, нас никто не слышит. Но все-таки я вам 5% отката-то перечислял… И вот вам 500 тыс еще принес». Но с вами-то мы этого не услышали! Мы слышим совершенно другое: «Взятки не давал». Почему бы следствию не понять это? А еще обидней то, что с ним сторона обвинения заключает договор и уводит его от ответственности. Я надеюсь, Ваша честь, вы дадите этим словам оценку. Я у Фахрутдинова не требовала никаких 5%!

- Исследовав все материалы дела, оказалось, что мне предъявили взятку в 500 тыс рублей, а понятые расписываются только за 200 тыс рублей. Предъявляя мне обвинение в 500 тыс рублей, появились разные суммы. Какая же сумма - правда? Обвинение не исследовало этот факт. Сама Жидова трижды меняет свои показания. Со слов обвинения, «мужественная женщина» запутала следствие. А позднее сказала, что 100 тыс рублей израсходовала на нужды Балакишиевой. Адвокат Майорова высчитывала все расчеты, израсходованные на мои нужды, и все доказательства, что все расходы шли с моей карты, мы вам представили.

- Итак, я резюмирую: 500 тыс рублей, полученных 18 мая, исчезли в неизвестном направлении и появились в моей сумочке, без моего ведома аж 20 мая. Будучи под наблюдением, ежеминутно я не могла их израсходовать, как сейчас пытаются об этом говорить. Так как мы вам представили все документы, еще раз повторяю: обращаясь к науке, к цифре (это точная наука), а слова к делу не пришьешь. Мы вам говорим о деле, о факте, о моих тратах с моей карты. Вранью Жидовой следствие практически не дало оценку, я этого хотела услышать. И как можно сейчас говорить, что 500 тыс рублей, предъявленные мне, как взятка! Что касается дальнейших действий в отношении меня, в середине следствия следком нам сообщил, что будет открывать второе дело по статье 160. Мои защитники на букве закона пообщавшись, очень долго в отсутствии меня на букве закона следственному комитету показали, что этого делать нельзя. И спасибо им, что следком не рискнул мне предъявить обвинение второе. Так как на тот момент свидетель Долгов подтвердил, что ущерба фонду своими действиями я не нанесла. Еще странней что. В завершении следственных действий, а я практически каждый день приглашалась на допрос по статье 290 часть 5, нам сообщили, что дело будем закрывать, но с переквалификацией на часть 6. На вопрос адвоката, с чем это связано, поскольку все документы уже представлены. Но нам следователь Залужный сказал: «Но отыграетесь в суде». Наверное, тут увидев, что 500 тыс, мягко говоря, не очень убедительны, и цифры пляшут разные, мне в довесок шьют часть 6. Дело сделано. Часть 6 появилась. Ни один свидетель в суде не подтвердил, что я просила кого-то за «Аякс». Сожалею о том, что моя любовь к людям, доверие к ним сегодня становится опасным оружием.

- Мой муж еще в 2013 году говорил мне о том, чтобы я уходила из политики, иначе он бросит меня. Он говорил мне, что я очень доверчива. Но я дала себя уговорить, поскольку партийные проценты без меня падали. Ваша честь я хочу поблагодарить своих адвокатов, сторону обвинения, свидетелей с обеих сторон, честных журналистов, которые все-таки писали правду, несмотря на то, что им никто не платил деньги. За что я наказала свою семью? Свою дочь? Доченька, извини! Я думаю, Ваша честь, Вы найдете мужество оправдать меня. Я уже не спасу свое честное имя, но пусть оно останется дома. Ваша честь, не наказывайте меня по такой статье!

Александра Скворцова

Читайте также
21.10.2018, 09:43 Разбили стекла, прокололи шины. Неизвестные ночью повредили автомобиль ульяновца
20.10.2018, 16:29 Мужчина погиб при пожаре в Ульяновском районе
20.10.2018, 13:49 Пожар в Ульяновском районе. Есть пострадавший
20.10.2018, 09:41 Ульяновец отсудил 700 тысяч рублей за обвинение в изнасиловании сына
19.10.2018, 17:42 Тысячу кубометров мусора сегодня вывезли с ульяновских улиц
Поделись новостью в социальных сетях
Комментарии (0)
Сортировать комментарии по рейтингу, показывать все комментарии

Отправить
Популярные новости
О проекте Редакция Сообщить новость Архив новостей Подписка Условия перепечатки Реклама на сайте Контакты
Политика об обработке персональных данных (doc)
Все права на статьи, схемы, материалы и фотографии, размещенные на сайте, принадлежат редакции,
интернет-ресурсам или физическим людям, которые указаны в описаниях.
Все не авторские статьи редакции, фото и материалы имеют ссылку на первоисточник, за которыми сохранено авторское право.
Перепечатка материалов сайта разрешена при условии письменного согласия редакции и/или автора статьи, материала, фотографии.
Разработка сайта - dv.studios
73online.ru
© 2008-2018. "Ульяновск онлайн", www.73online.ru, 18+
Учредитель: ООО "Симбирское Информационное Бюро". Главный редактор: Биджанов К.В.
Свидетельство СМИ "Эл № ФС77-36684" от 29.06.2009 г. выдано Роскомнадзором.
432017, г. Ульяновск, ул. Карла Либкнехта, 24/5А, строение 1, оф. 91, БЦ «Симбирск»
+7 (8422) 41-03-85, телефон рекламной службы: +7 (9372) 762-909, mail@73online.ru
Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
Наверх