Политика
31.08.2015, 09:24
 1187  

Головокружительный полет Павла Романенко


Поражает стремительность перемещений, словно истребителя с вертикальным взлетом, экс-депутата Законодательного Собрания и экс-мэра Ульяновска Павла Романенко. Скорость его подъема к власти и кувырок во мглу после первого срока во главе администрации Ульяновска. Человек, бесспорно, неординарный, цепкий, с европейской склонностью по всякому поводу обращаться в суд. Особенно для защиты трепетно оберегаемых «чести и достоинства». С явно выраженным вербальным талантом, крайне редким для офицера. Говорить мог часами. Изливая на собеседника реки обаяния. И оставляя самое чудесное впечатление. Просто душа-человек. Но, несмотря на положительные эмоции, возникающие при личном общении с ним, Романенко, как и Марусин, остались в истории, как самые неудачные и незадачливые мэры Ульяновска.

Мастер-класс

Его карьера и личность до сих пор загадочны. За считанные годы Павел Михайлович прошел путь от мастера механосборочного производства Ульяновского авиационно-промышленного комплекса до полковника ФСБ, депутата ЗСО и мэра. Мощнейший, головокружительный рывок. Можно ли добиться такого успеха без всесильных покровителей, особенно с учетом специфики менталитета ульяновского чиновничества?

Ведь не скажешь, что Романенко на десять голов выше остальных, где бы он ни служил и чем бы ни занимался. Авиатехником звена в Военно-Воздушных Силах после окончания Харьковского авиационного института, мастером на УАПК, охранником Горячева (видимо, из цеха механосборочного производства прямой путь через контрразведку в службу безопасности губернатора). И позже, когда Павел Михайлович возглавил отдел ФСБ, а потом стал депутатом и сыграл в еще одну рискованную игру - выборы мэра. Никто не замечал в нем настолько титанических дарований, чтобы осознать и примириться с тем, как ловко этот акробат-верхолаз вскарабкался под самый купол политического цирка.

Как и Виталия Марусина, Павла Романенко отличает невероятное умение находить мощных покровителей, опираться на них, как и они в свою очередь использовали его. Помню, как он, сотрудник ФСБ, победил на выборах в Законодательное Собрание Ульяновской области в декабре 1999 года. Его имя ни о чем не говорило подавляющему большинству ульяновцев. С трудом вспомнили Романенко, да и то лишь после того, как он начал мелькать в прессе и на телеэкране, работники Авиастара. Не только те, с кем он работал в цехе, но и те. кто видел его уже в качестве работника спецслужб, во время приезда президента Ельцина на комплекс. Было это 9 января 1992 года. Если Борисом Николаевичем все остались довольны, был он в своем репертуаре, никого не удивил, просьбу о назначении Юрия Горячева губернатором выполнил, то Павлом Михайловичем, в числе других обеспечивавшим охрану президента, нет. Не понравилось, как Романенко распоряжался и всеми командовал.

Путь во власть

Истоком этого вертикального движения стала служба по охране губернатора Горячева. Тогда и пересеклись пути двух еще очень молодых людей: офицера ФСБ Павла Романенко и главного редактора газеты «Слово молодежи», затем «Симбирских губернских ведомостей» Арама Габрелянова. Судя по всему, общий язык они нашли быстро. Оба коммуникабельны, если надо, подружатся с кем угодно. Оба не лишены обаяния и харизмы.

Возможно, помогло и то, что они почти земляки. Арам Ашотович вырос в дагестанском Дербенте, на границе с Азербайджаном.

Павел Михайлович, как он мне сам рассказывал, - родился и первые девять лет провел в Баку, вроде даже неподалеку от того места, где жил земляк, легендарный советский разведчик Рихард Зорге. Неисповедимы пути человеческие. Может, такая географическая и духовная близость, объединяющая всех бакинцев, независимо от национальности, социального происхождения и вероисповедания, проявилась и в том, что крутые зигзаги судьбы привели Павла Романенко в госбезопасность, как в свое время парня из воспетого еще Есениным бакинского поселка Сабунчи (мыловар) Рихарда Зорге - в разведку.

И когда ушедший в оппозицию к Горячеву Арам Ашотович думал, кого поддержать на выборах в Законодательное Собрание, само собой его деятельная мысль не могла миновать молодого сотрудника ФСБ. Как начальник отдела, связанного с получением и обработкой огромного объема информации, Романенко был не только приятен, как товарищ, но и полезен, как многое знающий человек. А Габрелянов мне еще в 1988 году, задолго до этих событий сказал фразу, которую тогда употребляли во много раз реже, чем сейчас: «Кто владеет информацией, тот владеет миром». Оба друга прекрасно использовали эту истину в своих интересах.

Законодатель

Павел Романенко был одним из очень немногих, кто прорвался в областной парламент из оппозиции к действующей власти. В списке кандидатов, которых поддерживали Горячевы, его не было. Ведь расстались они с затаенной обидой охранника на шефа. Что и привело его окончательно в прочные объятия Габрелянова, также порвавшего с губернатором, с которым они не раз трогательно изъяснялись во взаимных сыновних и отцовских чувствах.

Арама Ашотовича всегда отличал талант раньше других уловить тренд. В то время Владимир Путин уже около четырех месяцев возглавлял правительство при дряхлеющем физически и политически президенте Ельцине. Его популярность росла, особенно после его знаменитой на весь мир пресс-конференции, где он блеснул грубым, но произведшим мощный эффект на фоне аморфной власти 90-х годов заявлением, что террористов надо мочить везде, в том числе и в сортире. А вместе с ростом влияния, известности и уважения к молодому премьеру увеличивались и добрые чувства к спецслужбам, из которых он вышел.

Тренд второй половины 80-х и большей части 90-х годов поменялся с отрицательного на позитивный. И теперь в восприятии подавляющего большинства населения - это были уже люди государственного мышления, патриоты и опора нации. И самым ярким их олицетворением стал Путин. Едва ли не для всех- это произошло все же позже. Но цепкий Габрелянов понял, что ветер меняется. И чтобы двигаться дальше - надо менять паруса.

Борец

Началась последовательная раскрутка сначала кандидата, а потом и новоиспеченного депутата ЗСО Павла Романенко.

Из него опытными руками лепили героя, грозу шпионов, бесстрашного борца с коррупцией и всесилием косных чиновников-ретроградов, тормозящих развитие многострадальной из-за правления семьи Горячевых Ульяновской области. Юрия Фроловича в этих многочисленных публикациях габреляновских газет все чаще называли коротко: ГАО. Глава администрации области. Но первые две буквы намеренно создают совсем другую ассоциацию.

Одним из наиболее гениальных и бесстыдных моментов тотальной арамовской раскрутки Романенко, затерявшегося в стройных рядах горячевских депутатов Законодательного Собрания, был такой эпизод. В газете «Симбирские губернские ведомости» появилась статья о том, что бесстрашный борец за права ульяновцев, доблестный офицер Павел Романенко до последнего бился против большинства депутатов и областной администрации, отстаивая интересы жителей региона, не давая им возможность в очередной раз переложить проблему на плечи ни в чем не повинных, уставших от чиновничьего беспредела людей.

Когда же обсуждалось решение, против которого он якобы всерьез так отчаянно бился, народный избранник, как пишет издание «СГВ», сделал гневное заявление, и в знак протеста покинул заседание, не взирая на возможное дисциплинарное наказание. Уходя, Романенко обещал продолжить борьбу до последнего, но земляков защитить.

Все было совсем иначе. Председатель Законодательного Собрания Сергей Рябухин рассказал мне, что посреди мирного обсуждения какого-то обычного вопроса, к нему вдруг бочком приблизился Павел Михайлович, не делавший в тот день никаких заявлений, тем более гневных, и попросил разрешения ненадолго выйти. Спикер, конечно, разрешил, в полной уверенности, что депутат сейчас вернется. Но сотни тысяч читателей газеты, конечно, не знали и не могли знать подоплеку событий. На цыпочках молча вышедшему из зала депутату на следующий день в газетной статье воспели восторженный гимн, как неистовому и непримиримому борцу за благополучие и счастье жителей региона.

Так формировалась легенда о молодом отважном чекисте, настоящем бойце, не дававшем спуску никому, не взирая на ранги. Потому что главная цель его жизни - служение Родине, народу, ульяновцам. Об этом неустанно и назойливо горланили оппозиционные СМИ.

Суд

Павел Романенко оказался единственным депутатом Законодательного Собрания, который после победы на выборах не окунулся сначала в праздничную эйфорию, а потом в законотворческую работу. Он сразу же, уже в новом статусе, не только полковника ФСБ, начальника одной из служб регионального управления, но и парламентария, упоенно ринулся сводить счеты с теми, кто обижал его во время избирательной кампании.

Народный избранник не пожалел времени занятого государственной службой и депутатством человека, чтобы отыскать юридический адрес газеты «Симбирские губернские вести». Он бродил по Ульяновскому району и Ундорам, методично бороздил их на машине, но так и не нашел.

Раз за разом предпринимал Павел Михайлович все новые поиски. Наконец, через очень продолжительное время, прошли и долгая зима 1999-2000 года, и долгожданная весна, совпавшая с победой Путина на выборах президента, уже наступило жаркое лето и вот-вот должен был утонуть «Курск», а настоящий полковник и героический контрразведчик все искал и все же отыскал своих «недругов». Что значит борец, несгибаемый профессионал. Вся вина его оппонентов состояла в том, что газета поддерживала губернатора, как и все три учредителя фирмы, выпускавшей издание. И никуда они не прятались. И оба их офиса были на виду, один на улице Федерации, другой на Кирова.

Противоборство

Началась многомесячная судебная тяжба. Романенко не только авиатехник, авиамастер и спецслужбист. В 1996 году он выучился на юриста, окончив ульяновский филиал МГУ. И теперь жаждал, видимо, возможности в состязательном судебном процессе разгромить противника, работавшего на его бывшего благодетеля. Мало кто тогда понимал суть газетного процесса в его политическом аспекте. Ни судьи, ни адвокаты не обладали еще ни опытом, ни знаниями, руководствовались интуицией и буквальным восприятием действующего законодательства. Причем видно невооруженным глазом, что вникнуть в содержание статей и постичь, в чем здесь криминал, понять аргументацию оппонентов им было не под силу.

Верный друг Арам, давно живущий в Москве, обеспечил друга Пашу своими лучшими юристами. Одна из них, вполне вменяемая женщина в мирной жизни, во время судебного заседания по напору и мощи не уступала танку. Адвокат, предоставленный мне учредителями, был зятем крупного нефтепромышленника. Интеллигентный, воспитанный парень, умеющий застенчиво не раз и не два перед самым заседанием суда поставить вопрос о выплате гонорара. Но в газетной сфере адвокатуры оказался дебютантом, как почти все. Хотя, защищая интересы Горячева, в чебоксарском суде выиграл все дела по искам губернатора к владельцу «Симбирских губернских ведомостей» Араму Габрелянову. Другое дело, что ни рубля взыскать так и не удалось.

Мой адвокат сидел на стуле и вместе с судьей, затаив дыхание, наблюдал за нашим яростным противоборством с Романенко. Время от времени ее честь негодующе смотрела на молодого юриста, и спрашивала, у вас есть что добавить, вы в конце концов будете отстаивать интересы своего клиента? В ответ парень поднимался с места, тихо и интеллигентно, с достоинством отвечал: «Я полностью поддерживаю своего доверителя, генерального директора компании». И усаживался вновь.

Я не в обиде. Для того, чтобы отбиваться от напористых атак полковника и депутата, нужны были вдохновение, креатив и неукротимая жажда победы. И, конечно, полная погруженность в подоплеку политических событий, умение манипулировать текстами и смыслами.

Романенко, как и подобает, видимо, молодому, растущему, честолюбивому современному политику талантливо все переворачивал с ног на голову, давал свои трактовки, не имеющие ничего общего с реальной действительностью, цеплялся к каждому слову, выискивая потайные значения. Его задача облегчалась качеством работы журналистов. Почти любую фразу можно написать так, что оснований обращаться в суд и надеяться выиграть не будет.

Но опытнейшие акулы пера, один из которых в свое время учил писать краткие информации (до расширенных по его словам так и не дошли) самого Арама Габрелянова, не заморачивались ответственностью за возможные судебные иски, не пытались писать аккуратно, взвешивая каждое слово. А, может, просто не умели этого, их этому никто не учил, они сформировались и делали карьеру в более благоприятные для журналистов времена. Целью было нанести как можно более чувствительный удар, а о последствиях пусть думают другие.

До, после, в перерывах заседаний мы с Павлом Михайловичем общались, как лучшие друзья, просто на удивление. Обсуждали множество тем и получали истинное удовольствие от беседы. Но едва судья приглашала нас на ринг, разгоралась жуткая борьба, и мы друг друга не щадили. В ульяновских судах шансов на победу было мало. Но судьи там, надо признать, были более профессиональными, чем в сельских районах. Многие из них начинали работу еще секретарями и параллельно учились на юридическом. Областной центр уже твердо и не один год контролировали марусинцы, позиции Горячева слабели с каждым днем. Да он и не пытался воздействовать даже через свои связи, не говоря уже об использовании административного ресурса. И все же в городе еще можно было бороться, добиваться нормального, адекватного вердикта. Хотя и с колоссальным трудом.

Ишеевский гамбит

Но в Ульяновском районном суде, вотчине Горячева Ишеевке - была просто вопиющая история. Судья твердо принимала сторону всех наших истцов и фактически воевала на их стороне. Особенно ей полюбился Романенко, она намекала даже, что счастлива познакомиться и иметь дело с будущим мэром Ульяновска, обращалась к нему с различными просьбами, как к депутату Законодательного Собрания и без пяти минут градоначальнику. Красавец-брюнет расточал улыбки, и с удовольствием принимал документы, обещая обязательно помочь.

Однажды после заседания суда мы подвозили Павла Михайловича в Ульяновск, он в тот день был безлошадным. Неожиданно нас окликнула та самая судья и попросила подбросить до дома. По дороге она любезничала с Романенко, а потом сказала, что обижена на губернатора Горячева и, естественно, не может поддерживать СМИ, поддерживающие нынешнюю региональную власть. Выяснилось, что она эмигрировала из Молдавии, а в нашей области ее приняли, как она выразилась плохо, некрасиво, непорядочно. Дали работу не в Ленинском, а в Ульяновском суде. И жильем недовольна. Квартира не в городе, а в Ишеевке. Тут мы подъехали к двухэтажному солидному зданию, оказавшемуся домом, выделенным судье. Когда ее честь, нежно улыбаясь Романенко, закрыла за собой дверь, мы с ним переглянулись, и, не сговариваясь, в один голос произнесли, что хотели бы иметь в ее условиях такую работу и отличный дом.

Понятно, что в этой ситуации на выигрыш дела можно было и не рассчитывать. Неожиданно на нашей стороне против своего сотрудника Романенко выступило региональное управление ФСБ. На специально созванной пресс-конференции руководители структур во главе с начальником официально подтвердили справедливость всех фактов и оценок, изложенных в статье газеты, против которой так ополчился Павел Михайлович.

Объявили, что он никогда не был на оперативной работе, не вел расследований, не поймал ни одного шпиона, не боролся с терроризмом. Он занимался только информацией. Таким образом, все, о чем взахлеб писала оппозиционная областной власти пресса, оказалось банальным враньем, бессовестным обманом своих читателей, за счет которых эти СМИ и жили. Тон оценок Романенко, данных руководством ФСБ был настолько неприятным, что я невольно удивился и проникся сочувствием к оппоненту и земляку.

Но дело есть дело, выигрыш по иску Романенко теперь у меня в кармане. Визави теперь можно было только посочувствовать. На ближайшем заседании суда я гордо и торжествуя, но не подавая виду (от этой публики, как выяснилось, можно всего ожидать) протянул ее чести документ с подписью начальника УФСБ и печатью, где было скрупулезно перечислено все, в чем родная фирма обвиняла своего сотрудника и подтверждала данные, изложенные в нашей газете .

Прочитав это, судья, не моргнув глазом, категорически отказалась приобщить мой убойный аргумент к делу. Мотивировка- это не относится к сути искового заявления. Когда я доказал, что еще как относится, она высокомерно сказала, возможно, но все равно уже слишком поздно, мне надо поискать другие доказательства, чтобы она могла вынести решение в пользу нашего предприятия. Павел был ошарашен не меньше меня, он ведь не сомневался, что теперь, когда против него выступили его же товарищи и начальство, он безоговорочно проиграл. Но «молдаванка», правда, не смуглянка, а блондинка спасла его. И на этом не остановилась.

Путь к сердцу женщины.

А ульяновцам еще предстояло убедиться, какое значение для политика имеют смазливая внешность и невероятно удачно подвешенный язык, как это действует на избирательниц. Через несколько недель ударные женские батальоны атаковали участки и урны, в городе появился новый мэр - Павел Романенко. Сыграли свою роль отсутствие харизматичных соперников, полуторагодичная бешеная раскрутка в ведущих оппозиционных СМИ, тираж которых многократно превосходил прогубернаторские издания. Но я убежден, что решающую роль в последний момент сыграли заклеившие весь город плакаты с пламенными лозунгами, обещаниями, цитатами, а, главное, с изображением Романенко. Не такого, каким он был в момент выборов, сорокалетнего, полноватого, с пивным животом, с несколько даже рановато обрюзгшим широким лицом, с запечатленными на нем следами «дворцовых» интриг, лукавства, хитрости, ума, сладострастия и плохо скрываемых стремлений.

На плакатах и другой полиграфической продукции он выглядел совсем другим - юным, чистым, красивым и непорочным. Или виртуозная работа фотографов и компьютерщиков, или использовалась фотография, где Павлу лет 17-19, что и пленило женское сердце - главной движущей силы избирательного процесса. Даже мужчины, всю жизнь крутящиеся в булькающем котле, наполненном политическим борщом, циники, которых трудно заподозрить в сентиментальности, до сих пор говорят мне - стоило посмотреть на изображенные повсюду, в том числе и на избирательных участках, физиономии двух соперников - Шканова и Романенко, как рука сама тянулась к бюллетеню поддержать последнего.

Конечно, Романенко на полную катушку совершенно беззастенчиво использовал такой мощный локомотив, как президент Путин. На всех встречах, всегда и везде подчеркивал их общее происхождение из чекистского сообщества. Так что к концу его пламенной речи можно было понять совершенно точно и однозначно , что они соратники, сражающиеся плечом к плечу за будущее России. И вот-вот ударят автопробегом по бездорожью, разгильдяйству и, может быть, даже по несокрушимому в течение веков бюрократизму.

Так Павлу Романенко удалось ловко выскользнуть из-под могучей длани своего лучшего друга Арама Габрелянова, и вопреки его воле и при поддержке все поставившего на карту Виктора Моисеева стать мэром Ульяновска. Сам медиа-магнат по договоренности с кандидатом в губернаторы Шамановым поддерживал именно Михаила Шканова. Так что лучшие друзья ему изменили, поставив в неловкое положение перед неотвратимо идущим к власти генералом-десантником. В ульяновском истеблишменте тогда осенью-зимой 2000-го выражались менее деликатно - «кинули».

Городской голова

О четырехлетнем правлении Романенко многострадальным Ульяновском можно рассказывать очень долго и нудно. А можно по возможности короче. Тем более, что было это по историческим меркам недавно, словно вчера. Многие горожане помнят, а другие слышали многократно, особенно от соперничающих друг с другом оппонентов в периоды избирательных кампаний в различные структуры власти, каким оно было ужасным, беспросветным, никчемным. Приплясывая на политических костях давно отошедшего от дел предшественника, новые игроки сколачивают капитал за счет былых властителей.

Все мы помним лето 2001 года, когда в Ульяновске чуть ли не все лето, а было оно жарким, хоть с дождями и грозами, не было горячей воды. Когда Матвею Володарскому, владельцу газеты «Симбирские известия» и других популярных изданий, в мэрии шепнули, что завтра, в канун выходных, в областном центре подключат горячее водоснабжение, он тут же сделал эту новость первополосной.

А зимой месяцами длились перебои с отоплением. Все вспоминают до сих пор, как Романенко резко поднял тарифы, но коммунальные услуги от этого не появились. А если и были, то не соответствовали стоимости. Сам Павел Михайлович пенял на областную власть, на то, что не помогает. По его словам, сначала губернатор Шаманов предпринял ответственный и мужественный шаг, взяв долги Ульяновска на регион, но потом ничем не помогал, либо эта поддержка была крайне недостаточной.

На войне, как на войне

Неудивительно, что иллюзия прекращения войны между городским и областным руководством продлилась недолго. После ухода со сцены губернатора Горячева и мэра Марусина казалось, что уж генерал Шаманов и полковник Романенко будут жить душа в душу. Дескать, один менталитет, военный. Хотя, если вдуматься, разве может быть схожее мировоззрение у военачальника, прошедшего множество сражений, и представителя спецслужб, охранника, который, пока не выгнали, мог в лучшем случае широкой грудью закрыть своего тогдашнего шефа Горячева от холостой пули, да и то из сугубо карьерных соображений. Впрочем, глава области был тогда, как неуловимый Джо, и вряд ли кто мог поверить в настоящее, а не инсценированное покушение.

Так что война между областью и городом быстро вспыхнула вновь, и велась по всем правилам современных политических сражений. С учетом специфических десантных и чекистских познаний противников. Хотя сначала своего правления и по его завершении, Романенко был, как выяснилось позже, на хорошем счету у энергетиков, лидером которых в стране тогда был Анатолий Чубайс, сражаться временами мэру пришлось и с ними. Запомнился даже героический эпизод, когда Павел Михайлович прорвался на ТЭЦ и лично, не взирая на «отчаянное сопротивление» персонала, включил рубильник, дав городу горячую воду. На некоторое время.

А чего стоит эпопея с водонагревателями. Когда, отчаявшись, городская власть взялась было обеспечить всех ульяновцев водонагревателями. Жаль, идея отличная, исполнение заглохло.

Примерно так же пытались решать вопрос с транспортом. На муниципальных и служебных автомобилях подвозить ульяновцев на работу в час пик. Еще задолго до нынешних времен симбиряне привыкли 12 июня отмечать День города. Но в 2004 году власть отрапортовала, что средств нет. Символично, что руководитель регионального отделения партии «Единая Россия» Александр Фролов, который обычно был не мастак на выдумку, именно в канун Дня города затеял субботник на кладбище.

Чтобы не расстраивать жителей, праздник и очень, кстати, неплохой, организовал на площади Ленина, эспланаде и прилегающей территории бизнесмен, владелец компании сотовой связи Владимир Ефимов. Подал прекрасный пример для предпринимателей.

Картинки с выставки

Обычно в поле зрения средств массовой информации мэр города, что понятно. Но во времена Романенко, в фокусе едва ли не постоянно маячили и его замы, персонажи скандалов, склок, происшествий и всяких прочих эксцессов, коррупционных и не очень. Однажды даже случилось немыслимое- Романенко расстался со своим первым заместителем Виктором Моисеевым. Тем человеком, что шепнул ему идею выдвигаться в мэры, кто был вдохновителем и руководителем его избирательной кампании, а во времена воеводства Михалыча - общепризнанным серым кардиналом.

Конечно, были и приятные эпизоды, случившиеся именно при мэре Романенко. Хотя это вряд ли его заслуга. Так в центре города в 2003 году открыли примкнувшую к стенам ЦУМА «Симбирку». Как писала пресса, «с банкоматом и удобной парковкой». Горожане первое время ходили туда, как на экскурсию. Пока такое было в диковинку. В новом городе открыли магазин бытовой техники «ДОМО», в достроенном огромном жилом доме на Ульяновском, 15.

Не взирая ни на что, потихоньку развивался малый бизнес. Строилось, хоть и далеко не такими темпами, как сейчас, жилье. Повсюду открывались салоны сотовой связи, самый в то время, наверное, «горячий» бизнес. Ведомая Путиным Россия тогда бурно развивалась. Но в шамановско-романенковскую резервацию, идущую своим путем, мало что проникало.

Кстати, президент в 2002 году впервые побывал в Ульяновске, и даже пил пиво на Венце. Знал ли Владимир Владимирович, что крутящийся неподалеку чернявый упитанный парень именно ему во многом обязан своей победой на выборах мэра Ульяновска в 2000 году?

О полковнике никто не пишет

Неровное хаотичное правление Романенко в 2004 году завершилось скандальными предвыборными конвульсиями. Всей своей работой Павел Михайлович подготовил назревшие перемены. За четыре года, помимо всего прочего, было много ошибок и неудач. И отражала это продолжавшаяся, как артиллерийская канонада, атака прессы, больше похожая на избиение младенца. Особенно преуспевал Матвей Володарский. Значительная часть его политического успеха зиждится на последовательной, жесткой, порой блистательной по журналистскому исполнению (в 2001-2002 годах) критике Павла Романенко и его команды.

Взлетевший на новых трендах и отрицании былого полковник, всей неровной, противоречивой, малоуспешной работой своей команды, сам того не желая, блестяще подготовил триумфальное возвращение Сергея Ермакова на должность мэра Ульяновска. Конечно, сам он не пропал. По слухам после выборов 2004 года подался к Чубайсу. Гораздо позже его видели в офисе партии эсеров. Многие ссылки в интернете, а фактически все стоящие и информационные, закрыты. Мастерство не пропьешь. Стирается информация, которая могла бы нам многое рассказать об этом человеке, как бывший руководитель информационной службы прекрасно знающем все значение подлинных фактов.

Бедный, бедный Павел

Когда думаю о Павле Романенко, вспоминаю не только встречи в судах, беседы на улице. Или как в числе очень немногих журналистов поддерживал его пламенные выступления в Законодательном Собрании против шамановских чиновников, беззастенчиво обиравших город, область и каждого из нас. Но самое сильное впечатление- множество ульяновцев, заполнивших улицу Кузнецова и осадивших мэрию, митинг с выступлениями на крыльце администрации. Мрачные лица отчаявшихся горожан. Чем-то это напомнило массовые манифестации заката перестройки. Но тогда людей согревали надежды на перемены и веселье творимой ими истории. А в этом случае - холодная безнадежность ситуации, как наглухо задраенные двери мэрии, где окопались, страшась выйти к народу, Павел Романенко и его батальон высокооплачиваемых чиновников.

И куда же в таких ситуациях девалось ораторское искусство, бесстрашие мнимого борца с коррупцией и привилегиями столоначальников, и, наконец, знаменитое обаяние, так влиявшее на женщин определенного сорта и кругозора.

Я уж не говорю о чистоте, застенчивости и непорочности того юноши Романенко, что был изображен на предвыборных плакатах осени 2000 года, мальчика из советского прошлого, который через 20 лет помог победить совсем другому себе в рыночном будущем, себе, но уже давно лишившемуся той чистоты, застенчивости и давно загубленной политической, человеческой и всякой другой непорочности.

Джангир Мехтизаде

Поделись новостью в социальных сетях
Комментарии (8)
Сортировать комментарии по рейтингу, показывать все комментарии

Отправить
Популярные новости
О проекте Редакция Сообщить новость Архив новостей Подписка Условия перепечатки Реклама на сайте Контакты
Политика об обработке персональных данных (doc)
Все права на статьи, схемы, материалы и фотографии, размещенные на сайте, принадлежат редакции,
интернет-ресурсам или физическим людям, которые указаны в описаниях.
Все не авторские статьи редакции, фото и материалы имеют ссылку на первоисточник, за которыми сохранено авторское право.
Перепечатка материалов сайта разрешена при условии письменного согласия редакции и/или автора статьи, материала, фотографии.
Разработка сайта - dv.studios
73online.ru
© 2008-2018. "Ульяновск онлайн", www.73online.ru, 18+
Учредитель: ООО "Симбирское Информационное Бюро". Главный редактор: Биджанов К.В.
Свидетельство СМИ "Эл № ФС77-36684" от 29.06.2009 г. выдано Роскомнадзором.
432017, г. Ульяновск, ул. Карла Либкнехта, 24/5А, строение 1, оф. 91, БЦ «Симбирск»
+7 (8422) 41-03-85, телефон рекламной службы: +7 (9372) 762-909, mail@73online.ru
Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
Наверх