Осянин заговорил: Меня сделали "козлом отпущения", чтобы скрыть истинных "водочных королей"
2016.12.13 - 05:40

Сегодня судья Ленинского суда определит меру пресечения для бывшего начальника полиции по охране общественного порядка УМВД России по Ульяновской области полковника Эдуарда Осянина. Следственный комитет просит для экс-полицейского, который подозревается в крышевании цехов по производству контрафактного алкоголя и обвиняется в получении взятки в особо крупном размере, помещения его под домашний арест. 

Известно, что полковника Осянина оперативникам сдал его коллега по службе в УМВД, с которым тот когда-то работал в Железнодорожном отделе полиции - бывший начальник уголовного розыска Железнодорожного РУВД Александр Митюков.

По информации источника портала, именно у Митюкова в квартире были найдены деньги – около 2-х миллионов рублей (по информации МВД – 1,2 млн рублей). На допросе Митюков пояснил, что деньги предназначались для Эдуарда Осянина в качестве благодарности за поддержку незаконного алкогольного бизнеса, которую тот, якобы, осуществляет последние 2 года. Кроме того, Митюков заявил, что выполнял в деле лишь роль курьера по передаче денег.

Однако сам Эдуард Осянин в эксклюзивном интервью для 73online.ru заявил, что его оговорили. По словам подозреваемого, в деле о подпольных цехах фигурируют фамилии высокопоставленных сотрудников ФСБ, которых пытаются «отмыть» от этой истории. Осянин считает, что на Митюкова надавили и специально потребовали, чтобы он не сдал основное действующее лицо криминальной истории, а подставил Осянина. В деле нужен был «козел отпущения». А поскольку Осянин и Митюков когда-то общались, то, по мнению экс-полицейского, именно из-за этого выбор пал на него. За это Митюкову, якобы, пообещали, что он отделается «малой кровью» – ему оформят явку с повинной и проведут в деле свидетелем.

-Эдуард, у вас огромный дом в элитном поселке «Александровский парк», две машины. Все это поневоле наводит на мысль о коррупции…

-Этот элитный дом еще не наш и, думаю, что нашим никогда уже не будет. Приобрели мы его, продав четырехкомнатную квартиру моей жены, квартиру ее умершего отца и ее машину. Внесли за дом 2 миллиона рублей, а его цена - 5 млн рублей. Надеялись взять ипотеку и добить сумму. Но сейчас, учитывая, что я безработный, ипотеку нам не даст ни один банк. Поэтому сейчас коттедж выставлен на продажу. Что касается машин, то одна из них тоже взята в кредит. Как вы думайте, если бы у меня были 12 миллионов рублей, которые мне вменяет следствие, я бы попал в такую трудную финансовую ситуацию?

-Однако именно вашу фамилию как основного «покровителя» подпольных алкогольных цехов назвал ваш бывший сослуживец Александр Митюков, когда у него нашли деньги.

-Да, именно мою. Потому что у меня должность была подходящая и потому что мы с ним были приятелями и периодически встречались. Вам известно, что Митюков не скрывает того, что сам был причастен к «крышеванию» цехов? Более того, он несколько раз говорил, что эти подпольные цеха находились под покровительством некоторых сотрудников ФСБ.

- Доказательства Ваших заявлений есть?

-Да, конечно. Я точно знаю, что встречу двух ФСБ-шников по цехам писали на скрытую камеру оперативники. Однако дело по ним пытаются замять: одного из ФСБ-шников по-тихому отправили на пенсию. Другой из них, по иронии судьбы, участвовал в обыске моего дома.

- Что нашли при обысках?

- Никаких денег у меня, понятно, не нашли, их просто у меня никогда не было. У дочери в кошельке было 2 тыс рублей, у жены - около 3-х тысяч, старую симку МТС, сберегательную книжку на мое имя с остатком в 12 рублей, 2 планшета… Еще изъяли системный блок от компьютера.

-У вас была очная ставка с Александром Митюковым? Как он себя вел?

-Он не мог мне смотреть в глаза, то и дело у него прихватывало сердце, он вынужден был выходить в коридор. Прямо ни на один вопрос моего адвоката он не ответил.

-Как к ситуации, в которой Вы оказались, отнесся ваш непосредственный начальник Юрий Варченко?

-Никак. Когда все это случилось, я был в Москве по служебным делам. Мне позвонил следователь и велел срочно явиться - в мое отсутствие в моем служебном кабинете прошел обыск. Вскрыли даже подоконники и потолки. Искали деньги, но, понятное дело, ничего не нашли. По приезду в Ульяновск я встретился с Варченко. Он мне сказал следующее: «Я не знаю, брал ты деньги или не брал, пиши рапорт по собственному желанию». Я тут же написал, он провалялся неподписанным две недели. Через две недели следователь СУСК Лашин настоял, чтобы меня уволили по отрицательным мотивам. Я знаю, что перед законом и своей совестью я чист. Очень надеюсь, что суд со всем разберется и виновные, несмотря на их статус и звания понесут наказание.

 

Эдуард Осянин в суде

 

Александра Скворцова

Фото: 73online.ru